anlazz: (Default)
Недавно товарищ Мансурян  упомянул про один забавный факт. А именно – про то, что молодой Егор Гайдар решил стать экономистом, прочитав «Обитаемый остров» братьев Стругацких. Вот как данный деятель сам об этом пишет:
«…Вот я, собственно, решил заниматься экономикой, — говорил Егор Гайдар в эфире «Эха Москвы» в августе 2005 года, — Вы будете смеяться, — после того, как прочитал в финале «Обитаемого острова» диалог между Странником и Максимом, где он говорит ему: да ты, вообще понимаешь, что в стране инфляция? Ты, — говорит, — вообще знаешь, что такое инфляция? После этого я твёрдо решил разобраться…»
Было это – по словам самого Гайдара – в 1971 году, в возрасте 15 лет. Впрочем, о том, насколько правдива данная история, можно говорить отдельно – как известно, сам указанный политик особой честностью не страдал. И вполне возможно, что поступление на экономический факультет МГУ определялось иными, более «приземленными» критериями – обычными для молодого мажора. Но, в любом случае,  главного это не меняет. А главное тут состоит в том, что будущий премьер-министр (пусть и ИО) и основной исполнитель политики «шоковой терапии», а тогда еще обычный советский школьник — хотя и «из хорошей семьи» — по какой-либо причине решил, что ему следует изучать явление, с окружающей жизнью не имеющее абсолютно никакой связи.

Разумеется, экономисты в СССР были – но занимались они совершенно иными вещами. Да и вообще, наверное, единственное, с чем ассоциировалась инфляция  в конце 1960 годов – так это с периодом Гражданской войны. Именно тогда указанное слово имело «тот самый» зловещий смысл – деньги обесценивались чуть ли не быстрее, нежели их успевали выпускать. (Впоследствии то же самое устроит нам сам Гайдар.)Read more... )

anlazz: (Default)
Позволю себе сделать небольшое отступление от описания общества будущего – для того, чтобы показать, почему большая часть прогнозов футурологов не имеет с реальностью ничего общего. А так же для того, чтобы показать, как даже небольшое отклонение от принятых норм позволяет решить очень серьезные проблемы. (Последнее крайне важно для понимания того, что общество будущего будет, во многом, отрицанием современности – хотя, понятное дело, не во всем.)

А начну разговор с достаточно отвлеченного факта. Как известно, популярный американский писатель-фантаст Роберт Энсон Хайнлайн в 1959 году посетил СССР, о чем впоследствии написал свои путевые заметки. Разумеется, понятно, что очень и очень правый Хайнлайн ни каким образом не являлся «другом СССР», так что ожидать от него восхваление советского режима было бы смешно. Однако при этом не стоит забывать, что данный автор обладал достаточно высоким уровнем эрудированности и наблюдательности – так что можно подумать, что конкретные, не связанные с идеологией, факты он будет приводить верно. Однако, читая об описании Хайнлайном своей поездки, можно, например, увидеть следующее:

«В один прекрасный день мы [Хайнлайн с супругой] уселись в парке на скамейке спиной к Кремлю и лицом к Москве-реке. Поблизости никого не было, так что место отлично подходило для разговора - направленный микрофон, если бы нас подслушивали, пришлось бы расположить на другом берегу реки, пока мы сидели спиной к Кремлю.
- Сколько людей в этом городе, если заглянуть в путеводитель? - спросил я.
- Более пяти миллионов.
- Гм-м! Взгляни на эту реку. Видишь, какое на ней движение? (Одинокая шаланда...) Помнишь Рейн? (Три года назад мы плавали на пароходике по Рейну. Движение было настолько плотным, что на реке пришлось установить светофоры, совсем как на Панамском канале.) Джинни, здесь и близко не может быть пять миллионов человек. Скорее всего Копенгаген, не больше, Питтсбург. Нью-Орлеан. Возможно, Сан-Франциско. (Это города, которые я хорошо знаю, я исходил их пешком и объездил на разном транспорте. В 1960 году в каждом из них жило в пределах 600-800 тысяч человек.) И все же нам пытаются сказать, что этот город больше Филадельфии, больше Лос-Анджелеса, больше Чикаго. Чушь…»
В общем, «нас обманывают, в Москве живет меньше 600 тысяч человек». Бред свихнувшегося антисоветчика? Но другие, даже весьма нелестно настроенные к СССР авторы, никогда не писали подобного. Правда, в отличие от Хайнлайна, другие авторы не пытались вычислить количество жителей, исходя из имеющегося трафика. (Все же, учеба в одном из лучших военных академий в США и служба во флоте что-то значит.) Поскольку, если бы они попытались это сделать – то получили примерно подобный результат. Собственно, повторить указанный опыт можно и сейчас – благо, фото и видеоинформации по 1950 годам в сети хватает. И по советским городам, и по американским (европейским, да и вообще, западным). И указанное отличие в городском трафике действительно довольно заметно.

Но одновременно с этим мы так же можем сказать, что в Москве 1959 года никак не могло проживать 500 тысяч человек. Этого даже ЦРУ никогда не утверждало! (Поскольку «настоящие» шпионы использовали, кроме анализа трафика, и другие источники информации.) Поэтому указанное мнение Хайнлайна мы сейчас можем приводить исключительно в качестве примера ошибки аналитического метода. Именно метода – не а не конкретного аналитика, поскольку в данном случае американский писатель поступил исключительно логично. Просто он не учел одного фактора, далеко выходящего за пределы аналитики, как таковой: фундаментальной разности в организации советской и несоветской производственной системы. Да и непроизводственной тоже…Read more... )
anlazz: (Default)
Возвращаясь к теме социализма и его «развертывания» в полноценную коммунистическую формацию, следует упомянуть одну важную особенность данного процесса. А именно – то, что с точки зрения марксизма для любой формации должно соблюдаться диалектическое единство производственных отношений и производительных сил. Иначе говоря, то, как организовано взаимоотношение людей в плане производственного взаимодействия должно соответствовать применяемому в нем оборудованию и технологическим приемам. (И наоборот.) Собственно, это самое соответствие есть очень важная вещь в марксистской картине мира. Впрочем, не только – в последнее время понимание того, что технические и «гуманитарные» (то есть социальные) технологии должны соответствовать друг другу, постепенно возникает у многих людей, занимающихся проблемой развития человечества. К примеру, достаточно известна т.н. «проблема технико-гуманитарного баланса» А.П. Назаретяна. Обращаются к данной проблеме и западные мыслители. (Но рассматривать все это надо, разумеется, отдельно.)

Тут же стоит, прежде всего, отметить тот факт, что именно указанное соответствие в рамках марксисткой модели выступает главным критерием для выделения указанных формаций. В частности, рабовладельческую формацию обыкновенно соотносят с т.н. «мотыжным земледелием», феодальную – с «плужным», капиталистическую – с «машинным производством». Стоит отметить, что, разумеется, указанные производственные силы связываются не только с одной-единственной технологией – скажем, феодализм с конным плугом. Напротив, речь идет о целом комплексе самого разного рода устройств и методов (вроде трехпольной земледельческой системы при том же феодализме), определяющих наиболее эффективные способы получения прибавочного продукта при текущем общественном устройстве. Последнее надо подчеркнуть особо – поскольку понятно, что в рамках достаточно сложных обществ всегда существует огромное множество разнообразных «технологических комплексов» - начиная с самых архаичных. К примеру, «коммерческое значение» охоты еще в начале XX столетия было довольно велико даже в Соединенных Штатах, а собирательство ягод и грибов до сих пор (!) выступает чуть ли не основным видом деятельности в ряде депрессивных российских регионов.

Однако это не делает собирательство или охоту явлениями, определяющими облик США или РФ.Read more... )
anlazz: (Default)
Яна Завацкая – Синяя Ворона написала пост , посвященный отличию капитализма от социализма. В нем она указала, что социализм отличается от капитализма тем, что в нем отсутствуют крупные собственники капитала. В ответ на это товарищ Буркина-Фасо опубликовал собственную запись, в которой утверждал, что основной признак социализма состоит в том, что при данной формации каждый гражданин является «акционером» огромной страны-корпорации – в отличие от капитализма, в котором этот самый гражданин выступает только наемным работником. Удивительно, но оба поста вызвали удивительно бурное обсуждение, с привлечением огромного числа антисоветчиком, старающихся доказать то ли тот факт, что социализма в СССР не было, то ли то, что социализм есть самая убогая из возможных систем, то ли то, что он вообще не может быть построен. (С привлечением всех аргументов «образца 1989 -1995 года» - то есть, того, что еще лет пятнадцать назад было разбито и отправлено в утиль…)


* * *

Впрочем, не буду больше об убогих – как говориться, если человек идиот, то это надолго. Гораздо интереснее тут тот факт, что и первое, и второе объяснение сути социализма, ИМХО, опустили самое важное качество данного строя. (Причем, у Буркина Фасо – не в обиду будет сказано - на это качество нет даже намека.) А точнее, «не строя». Дело в том, что, вопреки обыденным представлениям, социализм, как таковой, не является отдельной формацией в рамках марксистской модели. Да, это может показаться странным – но данный «строй» тут на самом деле выступает всего лишь переходным моментом между капитализмом и коммунизмом. Выделение социализма в отдельную категорию невозможно – хотя бы потому, что по своему базису, т.е., индустриальному производству, социализм полностью совпадает с капитализмом. Хотя бы на первом этапе развития. Именно поэтому Маркс не особенно любил использовать слово «социализм», связывая его чаще с буржуазными социалистами, нежели с тем, что будет после победы пролетарской революции.

Другое дело, что в условиях «длинной Мировой Революции», охватывающей десятилетия – что, в свою очередь, связано с фундаментальнейшими изменениями, происходящими в данный период – требование к какому-то обозначению текущей ситуации было неизбежным. И разумеется, понятно, что называть «коммунистическим» общество, в котором практически отсутствуют базовые признаки данного типа социального устройства (вроде неотчужденного труда), выглядело бы очень и очень странным.Read more... )
anlazz: (Default)
К предыдущему.

В прошлой теме было указано на то, что Великая Отечественная война – то есть, военный конфликт между Третьим Рейхом и СССР – оказалась не просто эпизодом Второй Мировой войны (пускай и самым значимым), но обрела гораздо более важное с точки зрения истории значение. Она стала «Последней войной». На самом деле, данное понятие стоило бы рассмотреть отдельно. Ведь, по сути, «Последняя война» представляет собой не только определенную метафору, связанную с прошедшими более чем семьдесят лет назад событиями - сколько особое социодинамическое понятие. (То есть, понятие, характеризующее изменение общественной структуры со временем.) Поэтому оно имеет некую универсальность, выходящую не только за рамки 1939-1945 годов, но и за рамки самого существования СССР. (А равно – и всех других участников конфликта.) Причем, особенно важно тут то, что актуальность данного понятия постоянно возрастает – ниже будет сказано, почему.

А пока можно отметить, что «Последней войной» следует называть гипотетический военный конфликт, ведущий к демонтажу мировой системы империализма. Точнее – открывающий возможности для указанного демонтажа. То есть, следует понимать, что слово «последняя» не обязательно означает тот факт, что после указанной войны войн больше не будет. И даже не то, что обязательно не будет мировых войн. Оно означает только то, что эта самая война дает возможность не наступления следующей Мировой войны. Только возможность… Но и это немало, если учесть то, что при любом ином развитии ситуаций новая глобальная бойня является абсолютной неизбежностью. В этой ситуации даже простое «приоткрытие двери в лето» - то есть, открытие возможности избежать участи сдохнуть в окопах – выглядит как однозначное благо. Правда, как можно догадаться, эта возможность может быть реализована только при приложении определенных усилий…


* * *

Однако об указанной особенности «Последней войны» будет сказано отдельно. Пока же стоит отметить, самое главное в данном социодинамическом явлении – это то, что оно является не только единственным способом обеспечения относительного мира при определенном уровне развития человечества. Но и неизбежным этапом самого его развития. Таким же неизбежным, каким являются сами Мировые войны. Вот эта особенность очень важна для нас - в плане понимания того, как происходит процесс развития человеческого общества. Дело в том, что сам переход этого самого общества из одного состояния в другое может совершаться исключительно через кризисное состояние. То есть, через состояние максимального ослабления структур старой системы, дающей возможность существующим локусам будущего стать основанием новой социальной структуры.Read more... )
anlazz: (Default)
К предыдущему...

В последнее время – а точнее, где-то с конца Перестройки – стало популярным мнение о том, что не стоит употреблять понятие «Великая Отечественная война». Дескать, это чисто пропагандистский конструкт, созданный «кровавым тираном» для своих целей. Поэтому следует использовать «международное» - Вторая Мировая война. В общем-то, для позднесоветского и постсоветского дискурса это достаточно обычная идея, строго следующая в рамках отрицания всего, что было создано в СССР. Самое удивительное тут, скорее, то, что несмотря на все это, понятие «Великая Отечественная война» до сих пор еще остается актуальным. Последнее вполне может значить, что за ним стоит нечто очень важное. Однако понять, что же является этим важным, почему мы действительно должны выделять агрессию Третьего Рейха против СССР и советскую реакцию на нее в отдельную категорию, было очень тяжело. По крайней мере, у меня до последнего времени однозначного ответа на этот вопрос не было. И лишь ко времени написания прошлого поста с указанной темой стало более-менее понятно.

Дело в том, что, как это не парадоксально звучит, но Великая Отечественная война, и Вторая Мировая война – это реально два совершенно различных явления. Нет, разумеется, с точки зрения историографии Великая Отечественная действительно является всего лишь локальным моментом во Второй Мировой войне, начавшемся 22 июня 1941 года и завершившимся 9 мая 1945 года. Кстати, Советский Союз продолжал воевать и после капитуляции Германии – до 2 сентября 1945 года он, в соответствии с союзническими обязательствами, участвовал в боевых действиях против Японии. Более того, можно сказать, что и вступила наша страна во Вторую Мировую войну еще до начала агрессии со стороны Германии – к примеру, Советско-Финская война 1939-1940 годов несомненно выступает актом Второй Мировой войны. Так что может показаться, что выделение Великой Отечественной войны в отдельную категорию не имеет никакого смысла – ну, за исключением таксономического.
Однако если рассматривать указанные события не в историографическом, а в «историософском», если так можно выразиться, ключе – то есть, обращая внимание не столько на формальную последовательность событий, но и на из генетическую связь друг с другом – то можно увидеть, что эти самые «войны» действительно различны. Дело в том, что Вторая Мировая война, сама по себе – это «обычная» Мировая война, являющаяся следствием уже не раз упомянутого стремления империалистов к переделу мира. Именно поэтому, как уже говорилось в прошло части, она была неизбежна – несмотря на все чувства, убеждения и устремления прошедших Первую Мировую людей. Ведь империализму, в общем-то, все это глубоко безразлично – ему важно одно: увеличение капитала. А это, в свою очередь, может происходить только одним способом – путем непрерывного роста рынка.Read more... )
anlazz: (Default)
Never again! –никогда больше! Эта фраза стала символом целого поколения – поколения тех, чья юность и молодость была изуродована страшной бойней, которую впоследствии назвали Первой Мировой войной. Первой– потому, что вслед за ней последовала Вторая. Но после завершения первого акта указанной трагедии никто даже представить не мог, что он может быть не последним. Напротив, подавляющее большинство прошедших через недавно завершившийся ад все бы отдало для того, чтобы предотвратить его новое повторение. Причем, речь в данном случае шла не только о солдатах – не меньшее потрясение война нанесла и более значимым персонам, включая политиков. Поэтому первоначально послевоенное – имеется в виду, после Первой Мировой войны – время было охарактеризовано необычайной популярностью антивоенных инициатив. Наиболее известной из них стал пресловутый Вашингтонский Договор 1922 года. Этот самый договор призван был ограничить тоннаж и вооруженность военно-морских флотов ведущих держав, и тем самым, не допустить эскалацию гонки вооружений.(В реальности, впрочем, ничего хорошего из данного договора не получилось – о чем будет сказано ниже.)

Другим, кажущимся «сильным» ходом по предотвращению новой войны выступило создание Лиги Наций. Эта самая «лига» мыслилась, как некий межгосударственный орган, в котором могли бы разрешаться противоречия между державами - без катастрофических последствий в виде боевых столкновений. Но в конечном итоге, разумеется, это самое разрешение противоречий свелось к получению «мандата» на владение колониями. (Простите, на управление «подмандатными территориями», в которые вошли бывшие колонии Второго Рейха, Австро-Венгрии и Османской Империи.) Все остальные функции данной организации оказались мнимые – скажем, в случае с совершенно нелегитимным вторжением фашистской Италии в Эфиопию Лига Наций ограничилась вялым осуждением. И, в конечном счете, добилась только того, что страны-агрессоры – Италия и Германия – сами покинули данную «трибуну», показав свое отношение к указанному «органу». О возможности предотвращения Мировой Войны, разумеется, говорить тут совершенно излишне.

Собственно, то же самое можно сказать про любые инициативы межвоенного мира. Удивительно, но все инициативы, имеющие назначение предотвратить начало новой войны, удивительным образом заканчивались провалом.Read more... )
anlazz: (Default)
В завершении – а может быть, и в незавершении – «победной темы» хочу обратить внимание еще на один важный момент, который нам показывает данный праздник. А точнее – события, приведшие к данному празднику. Речь идет об одном, мало осознаваемом сейчас, факте, который, тем не менее, крайне важен в плане верного миропонимания. А именно - о том, что на примере Великой Отечественной войны можно прекрасно увидеть ложность популярной идеи о «вечной русофобии» Запада вообще, и Европы в частности. (А так же прекрасно разглядеть реальные, а не пропагандистские причины начала войн.) Конечно, материал для понимания данного момента можно увидать и на примере иных войн – к примеру, той же Первой Мировой, в которой Россия оказалась включена в пресловутое «l'entente cordiale» вместе с Францией и Великобританией. То есть, той самой «англичанкой», которая, в представлении многих псевдопатриотов, непрерывно «гадит» нам в течение столетий. Причем, за полвека до данного факта эта самая «англичанка» «нагадила» нам весьма конкретно – вплоть до потери черноморского флота. Кстати, так же вместе с французами…

Впрочем, подобных «кульбитов политики» - когда происходил переход из союзников во враги и обратно – в российской истории можно вспомнить очень много. Скажем, та же Великобритания за несколько десятилетий до Крымской войны участвовала в знаменитом «Священном союзе» - объединении европейских монархий для противодействия «республиканской заразе», созданном русским царем. Ничего удивительного тут нет: «Война – есть продолжение политики иными средствами». Ну, а политика, как известно, есть концентрированное выражение экономики. Поэтому основным мотивом для заключения союза одного государства с другим, или, напротив, для объявления войны их друг другу, служит столкновение интересов правящих классов данных государств. Все остальные причины – национальные, религиозные и т.п. - как можно легко догадаться, выступают лишь «легитимизаторами» данных интересов. Именно поэтому в человеческой истории удивительные «превращения» союзников во врагов и обратно, подобные приведенному выше, являются скорее нормой, нежели исключением.Read more... )

anlazz: (Default)
Товарищ Буркина Фасо поднял поднял достаточно интересную тему «невосполнимых потерь». А именно – обратил внимание на то, насколько быстро удалось восполнить понесенные в войну утраты. Оказалось – что это удалось сделать уже в 1960 годах. Впрочем, основной задачей упомянутого поста стало разоблачение известных фальшивок с завышенным числом погибших – которых насчитывали то 27 млн. человек, то 30 млн., а то – вообще 42 миллиона. Буркина Фасо достаточно аргументировано указывает на некорректность указанных представлений исходя из данных статистики. Впрочем, если честно, то данная деятельность есть напрасный труд – поскольку, начиная с Земского, на данную тему уже было сказано столько всего, что указанные цифры давно должны восприниматься, как некий нелепый курьез.

* * *

Поэтому данный вопрос я рассматривать тут не буду. Тем более, что поднятая проблема на самом деле выступает намного шире его - да и вообще, «победной» и «военной» темы. Поскольку понимание того, когда те или иные потери можно считаться «невосполнимыми», а когда нет, важно в огромном количестве самых разных областей. Хотя, если честно, то смысл этого понятия заключен в нем самом: «невосполнимыми» потерями является то, что рассматриваемая система не может восполнить никоим образом. То есть, такие, после которых можно говорить о гибели, или, по крайней мере, о стагнации развития данной системы. То есть, переход ее к катастрофичному сценарию. Применительно к социумы мы можем увидеть это, например, в 1917 году – когда Россия реально оказалась в одном шаге до своего исчезновения. И лишь крайне маловероятные и абсолютно верные действия большевиков позволили тогда нашей стране сохраниться. Вот про этот момент мы реально можем утверждать, что потери Российской Империи были невосполнимыми. (Кстати, если брать именно Империю, как государство, то она, как таковая, все-таки погибла.)

В 1945 годы же, разумеется, ничего подобного не наблюдалось. Да, количество разрушений на порядок превосходило то, что было в Первую Мировую войну. Да, число убитых было много выше.Read more... )

anlazz: (Default)
В прошлой части я затронул вопрос о том, что ошибочное понимание Победы 1945 года, как явления, сводящегося к гибели – пускай и геройской – привело к попаданию на деструктивный путь «культа смерти». Сейчас же хочу разобрать этот вопрос несколько более подробно – поскольку, как уже говорилось, именно из указанного явления вырос крайне опасный для нашей страны культ коллаборационизма. Причем, коллаборационизма не только исторического, но и современного – сводящегося к популярной идее о том, чтобы: «…умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе». Данная концепция, между прочим, помимо своего прямого вреда, имеет и очень неприятное опосредованное значение. А именно – благодаря ее распространенности любой, кто пытается противостоять «казенному» государственному патриотизму, неизбежно начинает соотноситься с указанной идеей. Дескать, не нравиться тебе «вставание с колен» - вместе со всеми прелестями современного российского капитализма - значит, ты готов сдаваться каждому на милость…

Поэтому вопрос о том, что же создало указанный «культ смерти», имеет не только историческое значение. Именно поэтому мы им и займемся. И, прежде всего, отметим тот факт, что данный «культ» на самом деле не является какой-то особой диковинкой, присущей только нашей памяти о Великой Отечественной войне. Нет – напротив, указанное восприятие выступает характерной особенностью восприятия войн с глубокой древности. Более того, акцентирование внимание на героической гибели на поле боя, и придание именно этой гибели сакрального характера, является одной из базовых признаков традиционного мировоззрения. В этом случае оно является конструктивным и необходимым элементом, позволяющим, во-первых, избегать слишком сильного «инфернального удара», связанного со значительной вероятностью гибели. (Военные столкновения в указанный период были частыми – в связи с особенностью общественного устройства. Придание же этой смерти сакрального характера позволяло встроить ее в «нормальную» картину мира.) А, во-вторых, этот самый «культ» позволял, вообще, сохранять уверенность в «гармоничной» картине мира. Дескать, если кто-то умирает, то, следовательно, это для чего-то нужно.

* * *

Поэтому, пока традиционное общество господствовало в мире, особых проблем тут не было. Точнее, они были – но исключительно в виде базовых, не решаемых противоречий. Традиционное общество в своей классовой ипостаси – это общество сугубо инфернальное, общество, производящее страдания для «низших слоев» в колоссальном количестве Read more... )

anlazz: (Default)
«Бой идет святой и правый,  смертный бой не ради славы — ради жизни на земле!»

Существует известная фраза, гласящая, что советские люди в годы Великой Отечественной войны погибали за Родину. Это выражение настолько прочно вошло в общественное сознание, что сейчас мало кто задумывается: а что в нем не так? Хотя, если честно, то «не так» в нем все – ведь оно на самом деле отражает один очень опасный миф, существующий в общественном сознании. Точнее – целый комплекс мифов, важнейшим из которых выступает концепция «принесения жертвы», являющаяся одним из оснований антисоветизма. Согласно ему, для того, чтобы осуществить то или иное действо, ведущее к «положительным» - для осуществляющих – результатам, необходимо осуществить некую деструкцию. То есть, разрушение - в том числе, и человеческой жизни. Впрочем, я не буду тут слишком далеко погружаться в указанную тему, отмечу только, что данное представление выступает банальным «артефактом осознания», связанным с трудностью усвоения диалектической модели мира, с ее неизбежным процессом замены одного на другое.

Тут же для нас важен тот момент, что указанная концепция, будучи примененной к советской истории, приводит к очень большим проблемам в плане понимания реальности. Особенно сильно эта особенность проявляется при рассмотрении таких напряженных и насыщенных событиями исторических моментов , как Великая Отечественная война. Именно благодаря этому артефакту тут зарождается широко известная идея о том, что врага можно «завалить трупами» вплоть до победы. Хотя очевидно, что вся человеческая история показывает обратное – а именно, в случае, когда воевать пытались исключительно «числом, но не умением», результатом данного действа всегда выступало полное поражение. Иногда крайне эпичное – как это случилось с Китаем в период Опиумных войн. Но победить, имея армию, уступающую по своим характеристикам армии противника, не удавалось никому. Read more... )

anlazz: (Default)
В дополнение разговора о роботах и их месте в современном обществе, а также о том, насколько далеко продвинулся прогресс за последние десятилетия и продвинулся ли вообще, хочу привести одну из статей начала 1980 годов. На самом деле, в этот период подобных материалов было очень много – включая детскую литературу, где достаточно подробно (!) рассказывали о современных методах производства. Было даже что-то вреде «кибернетики детям», с рассказом о том, что же представляет из себя процесс управления в станках с ЧПУ (!). А уж в научно-популярной литературе и у нас, и за рубежом, указанная тема на рубеже 1970-1980 годов была мейстримом. (Впоследствии это даст известную «робототехническую волну» в фантастике, закончившуюся «восстанием машин» и символическим уничтожением их. Отражающем, впрочем, «уничтожение» - то есть, прекращение развития – реальное.) В качестве примера тут я приведу статью, отпечатанную в журнале «Наука и жизнь» №8 за 1983 год. Она посвящена тому, что тогда именовалось «гибкое автоматизированное производство» (ГАП). Кстати, не помню, читал ли я ее в свое время – разумеется, позже 1983 года, в архиве отцовских – но, в целом, хочу сказать, что указанный тип производства не являлся для этого времени диковинкой. Данное ГАП широко обсуждался в прессе и на ТВ вплоть до начала Перестройки, когда было вытеснено – вместе с другими похожими темами – совершенно иной информацией.под катом текст статьи )

Этот тип производства представлял собой совокупность станков с ЧПУ - включая обрабатывающие центры - промышленных роботов разнообразного типа, автоматических тележек-спутников (интересно, как они называются сейчас), и управляющей ЭВМ. Все это, объединенное в единый комплекс, гипотетически позволяло обеспечить безлюдное или почти безлюдное производство высокой степени гибкости. (То есть, позволяющее очень быстро менять вид производимой продукции.) Для советской экономики, испытывающей очевидную проблему с величиной рынка сбыта, подобное качество было жизненно необходимым. И, в конечном итоге, это привело к тому, что заниматься гибким автоматизированным производством начали еще в конце 1970 годов – тогда, когда стало понятным, что применение управляемого ЭВМ оборудования может привести к решению указанной задачи. (Поэтому в приведенной статье приводятся не просто перспективы развития данного направления – напротив, там даются отсылки к реально работающим технологическим комплексам.)

То есть, для 1983 года и ОЦ, и роботы, и «спутники» являлись пусть новым – но уже освоенным этапом развития. И в ближайшем будущем ставятся задачи получить не просто возможность гибкой автоматизации отдельных производственных участком – как упомянутый цех Днепропетровского электровозостроительного завода – но крупных промышленных систем, вплоть до целых заводов. Охватывающих весь цикл – от разработки новых конструкций при помощи САПР (так же к началу 1980 годов не являющихся диковинкой) – и до отгрузки готовой продукции.Read more... )

anlazz: (Default)
Чую, после такого заголовка меня запишут в «хрущевцы»…

Позавчера товарищ Смирнов smirnoff-vsmirnoff-v написал о народном генезисе «культа личности». Смысл этого генезиса состоит в том, что человек, находящийся на некотором, не слишком высоком уровне развития, не может признавать себя в качестве носителя «высоких истин». Слишком убога его жизнь, слишком далека она от того идеала, который существует для каждого мыслящего существа. Точнее – для сообщества мыслящих существ, поскольку отдельный от социальных связей разум невозможен. Более того, данные «высокие истины» на самом деле представляют собой ни что иное, как оптимум, необходимый для выживания этого самого сообщества. Т.е. набор моделей поведения, следование которым, член социума обеспечит для последнего наилучший вариант развития. Но подобное требование вступает в противоречие с возможностью каждой отдельной личности улучшить свое положение за чужой счет. (Причем, сделать это можно по-разному: путем обмана окружающих, путем присваивания общих ресурсов или, скажем, путем снижения личного вклада этих ресурсов – через пьянство, асоциальное поведение и т.д.).

То есть, существует очевидное противоречие между тем, что необходимо для общества в целом – и тем, что может привести к улучшению жизни отдельного субъекта в текущий момент. (Но, в целом – ведет к ухудшению через разрушение среды обитания.) Вот данное противоречие и разрешается - как пишет товарищ Смирнов - через выделения отдельной от человека, высшей инстанции:
«…Человек неразвитый, живущей в действительном убожестве, лучшее в себе не признает, и признать не может. Если сама жизнь, сами общественные отношения заставляют его быть натуральной свиньей, то не то, что говорить, но даже думать о себе, как существе, важнейшей особенностью которого является способность к любви (в возвышенном, а не физиологическом смысле этого слова) он не в состоянии. И тогда человек осуществляет любопытную психологическую операцию. Он наделяет этой способностью выдуманное высшее существо – Бога, причем в абсолютной форме…»
По сути, это самое божество выступает ни чем иным, как «персонификацией» общественного сознания. Read more... )
anlazz: (Default)
И еще в продолжение космической темы. 12 апреля, как известно, «ватники» и «совки» празднуют – а либералы постят  известную фотографию С.П. Королева после ареста. С известным подтекстом: дескать, подлый тиран в реальности не только не способствовал развитию космонавтики – но напротив, чуть ее не угробил. Поскольку именно по вине Сталина были арестованы и расстреляны почти все  разработчики ракетной  техники – и лишь чудо (свершенное, очевидно, по воле Высших сил) позволило небольшой части из них выжить и создать в дальнейшем ту самую ракету, которая прославила страну. А вот если бы не это – то развитие космической техники, очевидно, было бы намного круче. Подобная точка зрения – пускай и в менее утрированной форме – в настоящее время заменила у указанной публики «старую» концепцию, согласно которой советская космическая программа была одновременно целиком «потырена» у немцев, и при этом – полностью провальной и вредной для страны. Но уже лет десять – пятнадцать, как подобное утверждение воспринимается чистым бредом. (Чем оно, собственно, и является.) Поэтому ненавистникам «совка» приходится концентрироваться на указанных ващах.

Впрочем, даже если учесть, что мнение антисоветчиков всегда есть дурь, некоторые проблемы тут действительно затрагиваются. Хотя бы потому, что  арест Королева и Глушко, а так же расстрел того же Лангемака являются реальными фактами истории. Ну, а считать принадлежность Сергея Павловича к «троцкистско-вредительской организации» реальной, разумеется, нельзя. Разумеется, можно просто сказать, что главной причиной этого, а равно – и других похожих  дел – стал банальный донос.Read more... )

Profile

anlazz: (Default)
anlazz

July 2017

S M T W T F S
      1
2 34 56 7 8
9 10 11 1213 14 15
16 17 1819 20 21 22
2324 25 2627 2829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 02:43 am
Powered by Dreamwidth Studios