anlazz: (Default)
Раз уж все сейчас – в связи с известными событиями в США – вспоминают пресловутую Конфедерацию, то полезно будет напомнить о некоторых ее особенностях. И, в частности, о том, какой социальный строй был в данном – ну, скажем так, государстве. А точнее, том государстве, которым были США до принятия пресловутой 13 поправки к Конституции страны. Когда, как известно, там существовало рабство – и даже подавляющая часть т.н. «отцов-основателей» происходила из рабовладельцев. Более того – «рабовладельческий сектор» до определенного времени обеспечивал значительную часть общественного производства Соединенных Штатов, а в некоторых отраслях – например, в хлопководстве – он вообще выступал основой производственной системы. Кстати, экспорт хлопка в то время занимал большую часть экспорта Соединенных Штатов вообще – составляя более 60% его процентов. (При этом на американский хлопок в мире приходилось порядка 70% от всего производства!)

Поэтому массовое производство хлопка в других регионах – например, в той же Индии— началось только после американской Гражданской войны, очень сильно ударившей по указанной отрасли. Такова была важность «рабовладельческого сектора» в стране, которая позиционировала себя, как «бастион свободы»! Тем не менее, капиталистическая ее природа ни у кого не вызывала сомнений – ни тогда, ни сейчас. Тому ученику, который бы заявил, что в США, скажем, 1850 года был рабовладельческий строй, двойку поставили бы и сейчас, и полвека назад. Да и в самом 1850 году сделали то же самое – хотя тогда понятия «рабовладельческого строя», разумеется, не было, но заявлять о том, что Соединенные Штаты подобны античным государствами все равно являлось глупостью. Поскольку все прекрасно понимали, что современные США – не древний Рим, несмотря на то, что там рабы – и тут рабы. Напротив, все прекрасно видели ту разницу, которую Штаты представляли даже не с античностью – а с существовавшими в то же время феодальными государствами.

Впрочем, рабы в это время были не только в США – а практически во всех развитых странах. Правда, в их колониальных владениях. Начиная от Испании и заканчивая … Францией! Да, страна «свободы, равенства, братства» использовала труд черных невольников вплоть до 1848 года.Read more... )

anlazz: (Default)

В прошлой части была рассмотрена концепция «номенклатурной контрреволюции» — то есть, концепция, состоящая в том, что именно представители разного рода «начальства» выступили реальными «могильщиками СССР». И показано, что несмотря на верное «общее направление» — то есть, на то, что представление о «номенклатуре», как о явлении антисоветском и антикоммунистическом – она имеет и очевидные недостатки. В том смысле, что не рассматривает механизмов компенсации указанной «антисоветскости» - которые, в общем-то, и позволяли стране успешно существовать. (До того, как перестали работать.) Тем не менее, при общем верном посыле, подобная постановка вопроса часто ведет к следующему шагу. А именно, к появлению идеи о том, что если дело обстоит так, то не лучше ли было вообще избавиться от данной «враждебной коммунизму» структуры. То есть – не лучше ли было с самого начала построить «неноменклатурный социализм»?

Разумеется, подобные мысли высказывались не раз. Более того, представление о том, что именно избавление от борьбы с «антисоветской ипостасью» номенклатуры могло бы дать СССР возможность избежать своей печальной судьбы, стало очень популярным сейчас среди левых. Исходя из этого, были созданы несколько моделей развития страны, использующих альтернативный путь развития СССР. Все они, в общей сложности, строятся вокруг разного рода демократических процедур, должных заменить советскую «партократическую» систему. Правда, при этом редко вспоминается о том, что сама указанная «партократия» была ничем иным, как... как раз подобной попыткой. В том смысле, что именно введение «партийного контроля» через обязательное членство руководства в РКП(б) должно было демократизировать существующую бюрократическую систему и подчинить пресловутое «начальство» воле трудовых коллективов. (Подробнее об этом было сказано в прошлой части.)

То есть, получается, что сторонники «демократического социализма» на самом деле хотят бороться с... инструментом демократизации общества! Read more... )
Впрочем, волюнтаристический характер подобных утверждений очевиден –а значит, можно предположить, что в них содержится какая-то серьезная ошибка. (Волюнтаризм— вообще универсальный индикатор «непонимания сути мира».) Впрочем, ошибка эта довольно проста – и состоит в том, что «неавторитарии» прекрасно видят уже не раз помянутый антисоветизм и антикоммунизм «начальства». (То есть, враждебность его общему «советскому» или «революционному» настрою.) Но не видят той причины, по которой этот самый «враждебный элемент» советскому обществу приходилось терпеть, пытаясь его инкапсулировать и блокировать его враждебные проявления. Вместо того, чтобы просто уничтожить. Хотя на самом деле эта причина есть — и она очень, и очень существенная.

Дело в том, что бюрократия есть не что иное, как неизбежная часть индустриального производства. То есть, будучи лишенным ее, индустриальное общество существовать просто не сможет. Нет, конечно, некие коммуны-артели до определенного уровня могут осуществлять свою деятельность на иных принципах – но сложный, развитой и современный на период 1920-1930 годов производственный процесс через подобный тип организации построить невозможно. Более того, бюрократию можно рассматривать вообще, как одну из важнейших структур, ответственных за само становление индустриализма – в том смысле, что именно благодаря появлению сложной системы разделения должностных обязанностей возможно само существование того, что мы именуем «современным заводом». Кстати, интересно тут то, что сама указанная система, в свою очередь, зародилась вовсе не в «недрах бизнеса» — а в сфере государственного управления. Именно тут, среди печально знаменитых «клерков» и столоначальников, были выработаны те методы, что в будущем стали основанием для устройства сложных производственных процессов.

Да, эти самые «чернильные души», трясущиеся над каждой запятой, тем не менее, выработали универсальный метод, позволяющий объединять любые, порой самые разнородные, операции в единое целое, через некий общий свод правил. Что, в свою очередь, позволило вывести производство за пределы отдельно взятой мастерской— находящейся под присмотром отдельно взятого мастера— и тем самым сделать шаг от «кустарщины» к индустрии. К цехам, инженерам, технологиям, офисам, логистике… Словом, ко всему, что определяет тот высокий уровень задач, что доступен для решения индустриальным обществом. Поскольку иные, альтернативные методы – те, которые на первый взгляд кажутся намного более человечными и менее отчужденными – для больших масштабов подходят очень и очень плохо. Ну, не сможет физически инженер обежать всех рабочих, объясняя для них суть проекта. Не сможет директор завода посещать все цеха, старательно втолковывая собравшимся работникам то, чем они, по сути, должны заниматься. И уж конечно, невозможно представить министра, который все свое время должен был бы посвящать объяснению того, ради чего существует его отрасль…

Поэтому - бюрократия, отчуждение и формализм. По другому - нельзя. Не потому, что не хочется – как раз наоборот, раннесоветское общество буквально горело желанием ликвидировать все бюрократические процедуры и перейти к прямому общению всех со всеми. А потому, что иной путь неизменно ведет к невозможности развертывания современной производственной системы. То есть - к смерти. Не важно – через захват врагом, оснащенного новейшим вооружением. Или – через банальный развал существующей системы, связанный с ничтожным количеством прибавочного продукта. (Производимого традиционным обществом в российских условиях.) В любом случае – это катастрофа.

* * *

То есть - те люди, которые в 1920 годах имели в руках власть –а кроме нее еще и огромную поддержку населения— реально стояли перед очень страшной дилеммой. Им надлежало или откинуть свои демократические представления и стать «настоящей» властью, давящей и карающей. Или исчезнуть – если не сразу, то через некоторое, не сказать, чтобы большое, время. Кстати, последний путь может даже показаться более привлекательным: пусть погибнуть под обломками разрушающегося государства, но при этом остаться в памяти народа в «белых одеждах». (Наподобие знаменитых парижских коммунаров.) Для людей, чья личная смелость и презрение к смерти были велики – а это можно сказать про любых революционеров – данный путь являлся огромным искушением. Тем не менее, они выбрали все же противоположное направление – менее привлекательное с точки зрения почитания потомками, но более действенное в плане обеспечения реальных благ для людей.

Впрочем, как уже было указано, при этом делались попытки блокировать антикоммунистический характер бюрократической системы путем ее инкапсуляции коммунистической партийной структурой. И на ранних этапах можно было бы даже сказать, что они оказывалась довольно удачными. Но впоследствии наступило то, что реально должно было наступить. А именно – с ростом сложности и масштабов индустриальной системы размер бюрократии вырос настолько, что никакая партия уже не смогла бы справиться с ней. (К этому подошли уже в середине 1930 годов, когда Троцкий и написал свою знаменитую «Преданную революцию».) Более того, диалектичность общественных структур привела к тому, что к этому времени вместо прежней демократизации бюрократии актуальным стал обратный процесс. (Бюрократизация самой партии. Что поделаешь - более «массивный», да, если честно, и более «структурный» объект неизбежно будет определять путь развития системы.) Поэтому можно было бы сказать, что превращение СССР в "нормальное" и "естественное" индустриальное (то есть, капиталистическое) общество было бы неизбежным, если бы...

Если бы не вмешался тот самый «фактор Х», о котором уже не раз упоминалось в данном цикле. Та самая сущность, которая и являлась определяющим моментом для советского общества, постоянно ломавшим все апокалиптические прогнозы «советского пути» – начиная от белогвардейских, и заканчивая троцкистскими. Речь идет об уже не раз помянутой особенности, связанной с ростом «длинных стратегий», и производимым указанным явлением генерацией низкоэнтропийных структур. Это проявлялось, например, через ставший лейтмотивом советского времени приоритет образования (в том числе, и самообразования), который вел к тому, что чем дальше, тем более образованными становились советские люди. Аномально образованным – в том смысле, что их знания и умения несли им намного меньше «личных» выгод, нежели «общесистемной пользы». Это началось еще в 1920 годы, дав уже в следующем десятилетии такое явление, как зарождение «массовой инновационности». Именно эта самая «инновационность» лежала в основании т.н. «стахановского движения» — когда рабочие не просто тупо выполняли работу, а пытались вникнуть в ее суть. (Сам Стаханов, например, добился своего успеха благодаря введению системы разделения труда – то есть, сделал то, что должны были сделать инженеры и технологи.)

Именно эта огромная, льющаяся снизу инициатива (причем, инициатива вооруженная знаниями и умениями), по сути, и стала тем механизмом, что мог блокировать указанную выше антисоветскость бюрократической системы. То есть, можно сказать, что на фоне «официальной» производственной структуры вырастала новая, альтернативная и параллельная, основанная на методах, отличных от «нормальной индустриальной» организации. Ее можно было бы назвать «постиндустриальной» - не будь данное понятие уже занятым. Разумеется, вначале данная система казалось вторичной по отношению к индустриализму, всего лишь одной из его подсистем. Но чем дальше, тем более мощными становились ее элементы, тем более «поднимались» они от низшего технологического уровня к уровням более высоким, охватывающим целые предприятия и отрасли. В результате чего уже в 1930 годах возникли некие «очаги» постиндустриальной организации производства – разумеется, в наиболее высокотехнологичных отраслях. (В основном – в сфере НИОКР, к примеру, в области разработки авиационной и ракетной техники.)

Но настоящий расцвет ждал данную систему в послевоенное время. Впрочем, случившееся тогда надо рассматривать отдельно – как крайне важный для понимания советской социодинамики процесс. Тут же можно сказать очень кратко – то, что преимущество данного типа производства в плане создания «сверхсложных» изделий оказалось настолько велико, что «официальная» бюрократия предпочла де факто признать его существование. И, по сути, старалась не вмешиваться в то, что творилось в данном «мире Понедельника»— довольствуясь лишь получением результатов данной работы. Причем – речь шла о достаточно дорогостоящих вещах, таких, как космическая или ядерная программы. Подобная возможность распоряжаться средствами, как можно догадаться, означает начало перехода от вторичного по отношении к индустриализму места к полноценной производственной структуре. (А в будущем - и вообще, к возможности замены всей существующей организации жизни.)

* * *

Правда, в реальности данный процесс не был завершен по ряду причин - но это уже несколько иная тема. О которой надо говорить отдельно. Тут же стоит отметить только самое главное - то, что данный процесс показывает жесткую связь бюрократии и индустриализма. Последнее же определяет «главную границу» существования бюрократического устройства – которая есть не что иное, как граница индустриального производства. То есть, показывает, что столь желательное для «неавторитариев» устранение «начальства» становится возможным только после перехода к постиндустриальному производству. Правда, под последним, как уже говорилось, следует понимать вовсе не устоявшееся представление о постиндустриализме, как об обществе, где большая часть населения занята производством не товаров, а услуг. А совершенно иное - такую организацию общего хозяйства, при котором происходит переход от формализированной и отчужденной организации производственного процесса к совершенно иной его форме.

И только через указанную замену и становится возможным устранение бюрократии-номенклатуры, вместе со всей ее антисоветской и антикоммунистической сущности. Никакого иного пути тут не существует, и никакие замены «персоналий», а так же – идеологий – чем часто грешат сторонники «неавторитарного» пути –сделать это не способны. То есть – если уж обращаться к советской истории –то следует понять тот факт, что весь период своего развития СССР двигался не абы как, а самым оптимальным в то время способом. Тем способом, который и был способен в будущем дать возможность устранить все имеющиеся проблемы и дать возможность перейти к иному, намного более коммунистическому, общественному устройству. Но произойти это могло только после того, как будут созданы условия для этого путем создания индустриальной структуры – вместе со всеми вытекающими из этого особенностями.

И поэтому искать фатальные проблемы советского общества именно в это время было бы очень и очень странным. На само деле, их корень лежит гораздо позднее – тогда, когда и должен был случиться указанный переход. (То есть, когда все предпосылки к нему уже были созданы.) Но, разумеется, это тема уже отдельного разговора, не имеющего особой связи с пониманием антикоммунистической сути номенклатуры…


anlazz: (Default)
В прошлых частях мы рассмотрели одну особенность существования и развития «Советского проекта» - ту, которая одновременно привела к его возникновению, развитию и взлету, а затем – к стагнации и гибели. А именно – тот факт, что на начальном, да и на последующих этапах своего развития СССР существовал  исключительно в условиях «динамической стабильности». То есть – каждое из решений советского руководства, взятое само по себе, выглядело фатальным, да и являлось таковым. Однако эта фатальность обязательно компенсировалась последующими действиями, которые, в свою очередь, так же выглядели смертельными без последующей компенсации. Подобное положение, кстати,  в то время порождало твердую уверенность у врагов советской власти в том, что «совдеп все!» То есть, что Советская Россия находится на грани краха, и достаточно небольшого усилия, чтобы она полетела в пропасть.

Именно поэтому эти самые противники практически до самого конца Второй Мировой войны только и делали, что ожидали своего ближайшего возвращения «с победой». Тем не менее, их преследовал облом за обломом: и немцы Петроград не взяли, и Белые, дойдя чуть ли не до Москвы, неожиданно покатились назад, и страны Антанты вдруг свернули интервенцию, и дипломатическая изоляция впоследствии закончилась полным признанием. Что только не должно было гарантированно убить Советы: войны, голод, холод, послевоенная разруха, нехватка квалифицированных кадров, проблемы с архаичной структурой страны – а так же, тысячи и тысячи иных причин. Но нераспакованные чемоданы так и остались пылиться в убогих квартирках русских эмигрантов – а их хозяева постепенно старились и умирали, не дождавшись того момента, когда можно будет въехать в Россию на белом коне.

Советская Республика же уверенно продолжала балансировать на «лезвии бритвы»: «вольница» 1917 года сменилась временем «военного коммунизма», «военный коммунизм» был завершен объявлением НЭПа, а НЭП плавно перетек в период индустриализации... Наверное, сейчас тяжело понять, как резко менялась жизнь в раннее советское время. (Тут даже пресловутые 1990 годы не помогут: в том смысле, что в это время был только один переворот, а в 1920-1950 годы подобные вещи происходили раз в несколько лет.) Страну бросало то в жар, то в холод: то боролись со спекуляцией, то призывали обогащаться, то требовали учиться торговать, а то объявляли борьбу со врагами народа. Казалось, что не разберешь – что правильно, а что неправильно, кто враг, а кто – друг. (Особенно странным это выглядело на фоне недавнего векового покоя «трехсотлетнего царства».) Тем не менее, как раз с вышеуказанным у раннесоветского общества не было никаких проблем.

Поскольку «главное направление удара» было определено очень четко:<lj-cut> построение индустриального развитого общества. И оно, по сути, не менялось с самого начала: как был в 1918 году взят курс на создание самых современных отраслей (открытие институтов, лабораторий, развертывание системы массового образования) – так он и продолжался вплоть до 1960 годов. Несмотря на все политические «пертурбации», на взлеты и падения политических деятелей, на разного рода кампании, реорганизации и аресты, на все заявляемые смены политического курса, на прославление и ошельмовывание вождей. Таким образом, все политические, да и экономические проблемы, способные реально развалить страну, удавалось компенсировать – но при этом избежать опасности вечного «застревания» между противоположностями.
<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Можете возмущаться, но тут я опять приведу ссылку на Ивана Антоновича Ефремова. А именно – то, что он в своих произведениях как раз и заметил эту недостаточность чисто маятникого движения от одной противоположности к другой, и предложил компенсировать его тем, что именовал «геликоидальной нечетностью» или «геликоидальным врезом». Наиболее четко прослеживается данная мысль в романе «Час Быка» — откуда, собственно, и взято данное название. Указанная концепция звучит фантастически, да и объясняется она писателем через фантастические же предположения об устройстве Вселенной – однако реальное начало ее лежит именно в советской практике. В практике, состоящей в обращении многих людей не к «локальным», коротким целям – которые как раз и менялись (порой хаотически) в бурное время становления и развития страны. А в стратегиях длинных, связанных с вещами, выходящими за пределы «конкретной» жизни. Это можно сказать и про самого Ивана Антоновича, предпочитавшего особо не влезать в аппаратную возню, но тем не менее, ставшего одним из основоположников советской палеонтологии. (А так же – фактически спасшего Палеонтологический Институт во время войны.)

То же самое можно сказать и про огромное количество людей – начиная с самых высоких должностей и заканчивая «обычными» исполнителями – которые выбирали именно эти самые длинные стратегии. Таким был, например, Сергей Павлович Королев, всю свою жизнь положивший ради достижения единственной цели – полета в Космос. Королев испытывал взлеты и падения – к примеру, в известное время из руководителя конструкторского бюро превратившись в заключенного, а затем – из заключенного опять в руководителя огромного проекта. Но сути его действий это не меняло – он уверенно шел по направлению к той ракете, которая 12 апреля 1961 года подняла на орбиту первого в мире космонавта. А ведь сколько было таких людей, которые испытав на себе все превратности судьбы, при появлении малейшей возможности снова возвращались «в строй», и стиснув зубы, брались за прежнюю работу.
И
менно поэтому самые лучшие аналитики раз за разом попадали пальцем в небо, пытаясь понять: что же представляет собой данное общество. Как только не классифицировали СССР: и диктатурой (разумеется, не пролетариата), и «рабовладельческим обществом», и госкапитализмом. Пытались понять: на чем же держится Советская власть – на подавлении, на страхе, на обмане, наконец, на подкупе низших слоев населения? Ведь по всем внешним признакам она давно уже должна была слететь. Но не слетала – а напротив, продолжала укрепляться. Строились заводы, вводились новые технологии в сельском хозяйстве, развивалось образование и здравоохранение, крепла советская наука и техника. (И никакая диктатура, никакие «репрессии» этому не мешали…)

Потому, что все это относилось к «области коротких стратегий». А общество развивали стратегии длинные.&nbsp; Кстати, интересно, что ориентированность советского общества на «длинные пути» для многих и тогда, и сейчас воспринималось, как … его идеологизированность. Дескать, пока был приоритет идеологии, люди бросали свои личные интересы и выбирали интересы государственные. (Ну, и отсюда же проистекают постоянные призывы наших современников к «созданию идеологии», и постоянные же попытки это сделать. Разумеется, попытки бесплодные.) На самом же деле все обстояло ровным образом наоборот – это не государство навязывало советскому человеку длинные стратегии. Это он сам выбирал их – и, в какой-то мере, навязывал государству. Причем, что интересно, ни о каком принесении в жертву личных интересов речи не шло – напротив, именно в рамках длинных стратегий последние могли быть удовлетворены наилучшим образом. (Достаточно вспомнить о той же «жилищной проблеме», которая разрешалась через создание системы индустриального домостроения. Или о «транспортной проблеме», что решалась через развитую систему общественного транспорта&nbsp; - на порядки более эффективную, нежели индивидуальные автомобили.)

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Таким образом, не аскетическое принесение человека в жертву неким «высшим интересам», а использование наиболее совершенных способов переустройства мира характеризовало советское общество. Проблема была только в том, что чем дальше, тем меньшим становилось понимание данного факта. То, что для коммунистов 1920 годов, и шедших вслед за ними масс казалось очевидным, для советских людей 1960 годов оказывалось уже скрытым в густом «тумане». Причина очевидна: дело в том, что в условиях Суперкризиса разделение стратегий на эффективные и неэффективные можно наблюдать «невооруженным глазом». Как говорилось уже не раз, именно «короткостратегическая» политика Белых и привела последних к бесславному концу. Впрочем, то же самое можно было видеть и у многих Красных – которые за высокими словами в реальности скрывали свои частные интересы. (Скажем, желание славы или власти.) Конец был немного предсказуем – в самом лучшем случае, им удавалось обойтись просто «падением с пьедестала», возможность оказаться на вторых ролях. В худшем же … Ну, что там говорить, с предателями – а «короткостратегичность» воспринималась тогда именно, как предательство – разговор был короткий.

Однако чем мощнее становилась «советская система», чем меньше становилась «цена ошибки», тем больше преимуществ получали те, кто привык жить «сегодняшним днем». О данном эффекте так же уже не раз говорилось: пока тот, кто планирует действия на годы и десятилетия собирает свои силы, «в ближнем бою» всегда будет уступать тому, кто сосредоточился на «текущем моменте». (С учетом того, что большая часть производственного механизма требует именно «длинных стратегий».) И значит, чем дальше существует «стабильность» – тем больше будет вероятность того, что именно «второй тип» окажется на коне. Это, в общем-то, основная беда любого общества – поскольку в любом варианте превращение элиты в собрание любителей «пожить за общий счет» есть трагедия, ведущая к гибели. Но для советской системы, которая – как сказано выше – имела жизненную необходимость в длинных стратегиях подобная особенность, оказалась особенно фатальной. Да, согласно диалектической природе мира, самая сильная сторона всегда несет самую большую опасность.

И если эта опасность не будет устранена посредством вышеупомянутого «геликоидального вреза», то она станет способна в будущем убить общество. Что и случилось в реальности – по мере роста стабильности и накопления общественного богатства сторонники длинных стратегий были не то, чтобы отброшены, но «мягко отодвинуты» теми, кто имел более оптимальные для существующей ситуации способы организации своей деятельности. Именно это явление обычно и трактуется, как «переворот», и связывается с неким заговором советской элиты против… ну, если честно, то получается, что против самой себя. Поэтому это никакой не заговор – а совершенно иное, крайне закономерное и абсолютно логичное явление, причем проистекающее в течение достаточно длительного времени. В первой половине 1950 годов «короткие стратегии» победили в высших сферах власти – а точнее, одержали полную победу, поскольку свое движение в данную сферу «короткостратегники» начали еще лет на двадцать раньше. Однако в «массовом руководстве» этот процесс стал актуальным лет через десять – пятнадцать. И лишь к первой половине 1970 годов можно стало говорить полном переходе советского общества к «нормальному состоянию» - то есть, к катастрофе.

Кстати, интересно, что Глушкову со своей ОГАС «не хватило» буквально 5 лет – если бы проект был принят чуть раньше, то вероятность реализации его выросла бы в разы. Правда, раньше он не мог быть реализован по техническим причинам – но если предположить ЧУТЬ иное развитие техники, где развитие ЭВМ началось бы ЧУТЬ раньше, ну, или деградация элиты шла бы ЧУТЬ медленнее, ну, или если бы сам Глушков и его сторонники были ЧУТЬ настойчивее, то был бы «Советский Интернет» реальностью—вместе с совершенно иной системой управления страной… Но История, как известно, не терпит сослагательного наклонения, и нет смысла винить людей в том, что они не руководствовались в своих действиях теми последствиями, которые предсказать было очень и очень сложно. (Правда, при этом стоит понимать, что если бы это произошло, то будущее было бы совершенно иным – и иным в однозначно лучшем смысле.)

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Но так мы имеем то, что имеем: победа «коротких стратегий» на всех этажах управленческой пирамиды привела к тому, что тот «главный путь», который выступал «геликоидальным врезом» в рамках «Советского проекта», стал невозможен. А вместе с ним невозможным стал и основной механизм, поддерживающий существованием этой «невозможной» с классической точки зрения державы. СССР больше не мог функционировать, компенсируя одну проблему решением, создающим другую – так как в этом случае была огромная вероятность «раскачать» систему полностью. Что, по сути, и произошло в последние годы его существования…

А значит, необходимо было «вернуться» к классическому механизму управления, основанному на поддержание «статической стабильности». Да, в этом случае реализация крупных проектов становилось бы невозможным – но зато можно было достаточно долго существовать, не опасаясь распада. Как легко догадаться, именно подобным обществом и является современная РФ, потрясающе стабильная по сравнению со СССР. И столь же потрясающе неэффективная, неспособная даже на сотую долю того, что было возможным еще недавно. Но что поделаешь – тут или стабильность, или динамичность. (И значит, наивные концепции сторонников «русского возрождения» о том, что можно будет увидеть достижение нынешней РФ советских темпов развития, можно сразу отбрасывать, как бредовые. Но так же, как откровенный бред, следует отбрасывать разного рода идеи «Перестройки-2» и прочих моделей быстрого развала страны. Нет, так просто современную РФ не уничтожишь… Да что там РФ – можно на «небратьев» посмотреть: вот у кого катастрофа, так катастрофа! А ничего, до сих пор существуют и распадаться не собираются.)

Правда, это не значит, что подобные социальные структуры не знают поражений. Знают, конечно – и более того, это поражение для них является гарантированным. В том смысле, что никакие действия руководства не способны его предотвратить. Вот только скорость движения к данному поражению на порядок ниже, чем в «советском случае», и практически не определяется современниками: скажем, в той же Российской Империи стало понятно, что дело идет к развалу, только в высшей стадии Суперкризиса. Так что момент, когда «Рашке наступит кирдык», будет известен лишь тогда, когда этот «кирдык» проявится в полной мере. (В отличие от СССР, где ощущение катастрофы появилось сразу же после начала перехода к ней.) Впрочем, все это, понятно, совершенно иная тема. Что же касается того, ради чего и был начат данный разговор – а именно, гибели СССР – то, завершая его, стоит еще раз отметить, что данная проблема связана исключительно с особенностями советского общества. И имеет отношение исключительно к данной стране – так же, как фантастически быстрое развитие СССР было связано исключительно с советскими особенностями. Впрочем, это сейчас вроде как становится понятным.

Гораздо менее понятно то, что эта самая «советская аномальщина», в конечном итоге дает на порядки больше возможностей, нежели «норма». Которая, на самом деле, и является ни чем иным, как опасным отклонением от истинной человеческой сущности…
</lj-cut>
<lj-like />
<A href="http://www.livejournal.com/friends/add.bml?user=anlazz"><IMG title="" src="http://ic.pics.livejournal.com/anlazz/62128340/111137/111137_original.png" align=left></A>
anlazz: (Default)
Продолжу разговор о причинах гибели СССР. И, прежде всего, отмечу, что для того, чтобы лучше понять данный процесс, необходимо – в полном соответствии с диалектической природой общества – заглянуть в противоположный период. В тот момент, когда и сформировался «советский путь» социального развития. Тот, который вначале дал впечатляющие результаты, а потом – привел к катастрофе. Поэтому вернемся практически в самое начало. В тот момент июля 1917 года, когда меньшевик Церетели, обращаясь в зал на первом Всероссийском съезде советов, пафосно произнес: « <EM>…в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займем ваше место..</EM>.» И получил ответ, сами знаете, от кого: «<EM>Есть такая партия</EM>!»

Данное высказывание впоследствии настолько затаскалось пропагандистами, что стало вызывать, исключительно юмористические ассоциации. Ну, в самом деле, вопрос Церетели и ответ на него Ленина выглядели очень странно: кто же отказывается от власти? Поэтому получалось, что Ленин вышеупомянутым высказыванием показал только то, что большевики с самого начала отличались излишним властолюбием. Правда, при этом оставалось непонятным: почему это меньшевистские министры так легко разбрасывались подобными заявлениями? Почему это они изображали себя некими «мучениками у власти»: дескать, мы продолжаем править, поскольку других желающих делать это нет. Впрочем, позднесоветский человек привык считать, что других врагов, кроме коммунистов не бывает — и особо над церетеллевскими словами не задумывался.

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Хотя, по идее, должен был — ведь если бы это случилось, то он бы понял, насколько неоднозначным являлось все происходящее тогда. Дело в том, что заявление о том, что в России критически не хватает «властолюбцев», являлось летом 1917 года вовсе не пустыми словами. Ведь в это время даже «последнему землепашцу» было понятно, что «все идет немного не так». И что только что образовавшаяся Российская Республика не только не устранила все проблемы Российской Империи — а, наоборот, привела к их бурному росту. Развал армии, катастрофический рост коррупции, проблемы с организацией питания и логистикой— этой вечной ахиллесовой пятой России – все это явственно показывало, что существующее руководство банально не управляет текущей ситуацией.

Причем от смены персоналий «наверху» ровным счетом ничего не меняется. Более того, не меняется дело и от смены партий — к лету 1917 «левые» социалисты (меньшевики и эсеры) несколько потеснили «правых февралистов». <lj-cut>(Октябристов и кадетов.) Только вот толку от этого не было — единственное, что принесло вхождение во власть «социалистам», так это испорченную репутацию. Так что Церетели был пафосен неспроста, поскольку к этому времени стало понятно, что нахождение в «оппозиции» способно принести больше «дивидентов», нежели вхождение во властные структуры распадающейся стране. И что последнее вообще может выступить концом для любой политической силы.

Правда, тогда высказывание Ленина посчитали дешевым популизмом. Дескать, кто он: мелкий по-литический деятель, желающий своей демагогией обрести популярность – но вряд ли способный принять на себя чудовищную ответственность. Однако чуть позднее История прекрасно показала, кто в реальности был прав. В том смысле, что все эти Церетели, Чхеидзе, Мартовы &amp; Ко через очень небольшое время действительно оказались выброшены за пределы политической жизни. (Даже в Белом Движении мало кто рассматривал будущее в качестве сферы деятельности данных господ.) А Владимир Ильич и партия большевиков, напротив, вошла в историю, как сила, изменившая ситуацию не только в стране — но и в мире.

И разумеется, на этом фоне возникает вопрос: как это им удалось? Что знал Ленин, и что не знали другие? Впрочем, в прошлой части ответ на него уже был дан: основное преимущество большевиков состояло в идее диалектического подхода к политической деятельности. В том смысле, что Ленин с самого начала прекрасно понимал, что за «один прыжок» новое общество не построишь…

Впрочем, это понимали и его противники — именно поэтому в 1917 году никто даже не пытался всерьез изменить социальную систему, доставшуюся от Российской Империи. Даже социалисты и социал-демократы. Последние достаточно логично считали, что вначале надо «дотащить» Россию до «нормальной» капиталистической формации, а уж затем строить социализм. Все это было разумно — но вот только возможностей для построения этой самой «нормальной» формации у страны уже не было. Россия уже была в Суперкризисе, выход из которого мог быть только один. Смерть! То есть, уничтожение и расчленение единого государства, исчезновение России, как исторического феномена. И любые действия российского руководства могли привести — и приводили — лишь к приближению указанных событий. (Ловушки –они такие.)

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Так что и от ленинской политики следовало ожидать нечто подобного. А точнее — еще более ускоренного движения в пропасть: ведь именно к этому должно было привести «ультрапопулистская» — на первый взгляд— большевистская политика. Достаточно упомянуть только два факта — два знаменитых декрета, принятых сразу после Октября: «Декрет о мире» и «Декрет о земле». Оба они привели к взрывному росту популярности большевиков в народе, но одновременно с этим так же оба они вызвали шок у «думающих людей». Причем, как раз из-за того, что последние решили проанализировать последствия , и понять, к чему данные декреты способны привести. Ведь, как уже не раз говорилось, было бы глупо считать большевистских противников идиотами, не видящими того, что реально хочет народ. Не замечающими, что массы в реальности ненавидят войну, не желают воевать и готовы пойти за любой политической силой, которая предложит им мир.

Видели, конечно. Но видели и иное — то, что немцам, по большому счету, наплевать на наши про-блемы. И что никакого соглашения, кроме как полностью на своих условиях, они не примут. Именно поэтому при заключении Брестского мира Ленину пришлось преодолевать сопротивление даже самых близких людей. Что стоит, к примеру, невнятная позиция Троцкого — который и был послан вести переговоры. (Из-за этой самой позиции молодая республика заключила договор на очень невыгодных условиях. Впрочем, тут следует сделать скидку на то, что Лев Давыдович – не профессиональный дипломат, и ожидать от него каких-то особых свершений на данном поприще было бы странно.) Однако история показала, что прав был именно Владимир Ильич, данным решением обеспечивший, во-первых, как уже было сказано, широкую поддержку широких масс. А, во-вторых, сумевший получить передышку, необходимую для создания новой армейской (и вообще, государственной) структуры вместо распавшейся имперской. Ну, и в-третьих, все потери от данного мира впоследствии удалось вернуть — что-то практически сразу, что-то позднее. Правда, ради этого пришлось поработать — но ведь если бы Россия рухнула окончательно, вообще нельзя было говорить о какой-нибудь возможности...

То же самое касается и «Декрета о земле». На самом деле идея передачи всей земли в бесплатное пользование крестьянам изначально было эсеровской, а не большевистской программой. Но даже большинство эсеров понимали, что ее принятие однозначно уничтожит наиболее продуктивные частные хозяйства. Ведь производительность крестьянского труда была крайне мала, а используемые в крестьянской массе агрономические приемы — очень примитивны. Что же касается большевиков, то они, в основном, считали, что для избегания разрушения производительных сил необходимо сохранение крупного землевладения путем превращения его в «совхозы». Но Ленин выбрал иной путь — тем самым обеспечив себе поддержку большей части населения. И одновременно — создав необходимость в будущем решать проблему с переходом к более производительному труду. Она впоследствии получила решение во время т.н. коллективизации. И пускай сейчас принято ругать данный процесс за излишнюю жесткость и даже жестокость – но все это ерунда по сравнению с тем, что пришлось бы пережить стране, если бы «Декрет о земле» не был принят, и крестьянская масса отвергла бы большевиков. (Поскольку жизнь в условиях хаоса и колониального гнета одновременно вряд ли может быть названа счастливой.)

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
То есть, на указанном примере мы видим тот способ, благодаря которому Ленину и большевикам удавалось выбираться из неразрешимых — на первый взгляд — ситуаций. А ведь таковых было множество… Сейчас трудно даже перечислить, сколько раз большевикам обещали скорую гибель. И ведь, как уже говорилось, не самые глупые люди обещали. Но в итоге проигрывали как раз они. А Владимир Ильич и руководимое им государство умудрялось выживать в самых сложных, а порой и невозможных для существования условиях. Более того — данная тенденция продолжилась и после смерти Ленина. Что показывает тот факт, что вовсе не «гениальная личность» Ильича, а найденный им и переданный «наследникам» (диалектический) метод был основанием для победы «Советского проекта». (То есть – Ленин нам важен, прежде всего, как величайший диалектик в мире. А уж потом – как «вождь» и руководитель.)

Правда, дальнейшая история показала, что в стране существуют некоторые проблемы с понимание необходимости начинать искать ответ на вновь возникающие противоречия сразу после разрешения «предыдущих. (А о том, чтобы начинать решать проблемы до того, как они возникнут, вообще не стоит вести речи — впрочем, это уже несколько иная тема.) Впрочем, было бы странным ожидать нечто иное – ведь в течение тысяч лет вся реальная политическая деятельность строилась по совершенно иной схеме. В которой единственной стратегией был ответ на существующие вызовы – а то, что будет позже, вообще не принималось во внимание. Но, все равно, даже при таком недостатке данный механизм оказывался очень и очень эффективным. До определенного момента, в который…

Впрочем, об этом будет сказано уже в следующей части.
</lj-cut>
<lj-like />
<A href="http://www.livejournal.com/friends/add.bml?user=anlazz"><IMG title="" src="http://ic.pics.livejournal.com/anlazz/62128340/111137/111137_original.png" align=left></A>
anlazz: (Default)
Вопрос о том, что же случилось с СССР – а точнее, что же привело его к своей бесславной гибели – как уже говорилось, является одним из самых интересных вопросов советской истории. И одновременно – одним из самых спорных. Впрочем, если честно – то интересным и спорным является вообще весь советский период истории. Причем в «практическом смысле» — т.е., с точки зрения возможности использования в последующие исторические моменты, более актуальными выступают времена зарождения и становления «Советского проекта», а так же период его наивысшего подъема. Так как именно оттуда придется черпать опыт людям после того, как надвигающийся Суперкризис перейдет в свою высшую стадию. Тем не менее, поскольку наше общественное сознание еще остается в рамках антисоветизма, то наиболее «важным» кажется именно «конец социализма». (Ну, и разумеется, для наиболее представленных в массмедиа и блогосфере личностей этот пункт выглядит привлекательным потому, что именно с ним они связывают свое текущее высокое положение.)

Тем не менее, мы разберем указанную проблему несколько подробнее. Правда, с иной целью, нежели у антисоветчиков, вот уже третье десятилетие старающихся доказать, что «совок сдох, потому, что был неэффективен». И, прежде всего, отметим одну важную вещь. А именно – тот факт, что с точки зрения марксистского, да и вообще, диалектической представления о мире более совершенная формация не может быть побеждена менее совершенной. Ну, разумеется, в более-менее равных условиях: понятно, что если маленькая страна противостоит всему миру, то рано или поздно, но ее «уконтропупят». Но для СССР вариант с «уконтропупевлением», как известно, не прошел – «уконтропупельщику» пришлось застрелиться в бункере Рейхсканцелярии. Да и последующие даже не попытки, а поползновения это сделать, приводили к истошным крикам: «Русские идут!», и массовому строительству отдельно взятых убежищ под роскошными виллами.

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Так что считать СССР слабым или недоразвитым обществом было бы странно. Тем не менее, он рухнул – что значит или то, что он не был более совершенной формацией, нежели капитализм. (Но как же тогда победа во Второй Мировой войне или взлет 1950-1960 годов?) Тогда может быть, указанная теория неверна – и менее развитая система все-таки может победить более развитую? Последняя идея может показаться для «советских патриотов» спасительной: действительно, она позволяет одновременно и лицо сохранить – в смысле, признать Советский Союз совершенным государством. И объяснить его гибель.<lj-cut> Дескать, пусть мы во всем побеждали Запад, но он смог— проиграв в честной борьбе— найти способ победить тайным образом. Не особенно важно, каким: была ли это победа в «идеологии», подкуп советских «элит», или же, хитроумная комбинация, заведшая «кремлевских старцев» в ловушку. Главное – то, что победа досталась тому, кто был на голову ниже. (Как очень удачно сформулировал эту концепцию Сергей Кара-Мурза, сравнив «западничество» с вирусом, убившем сильный и здоровый организм.)

Тем не менее, сделанное кажущееся несущественным допущение на самом деле является очень опасным. В том смысле, что они полностью лишают историю всякого смысла, превращая ее в чистую игру неких «всемогущих сил». Ну, тех, что устраивают революции, создают и разрушают государства – словом, делают все, что захотят по личной инициативе. Это представление называется «волюнтаризм», и является очень распространенным в настоящее время. Тем не менее, реальность волюнтаристических представлений давно уже находится под вопросом – а уж в рамках диалектической картины мира и подавно. Впррочем, это требует особого разговора, поэтому тут рассматриваться не будет. И единственное, что можно тут отметить – так это на то, что ни один заговор или работа спецслужб не смогли помещать СССР развиваться до определенного времени. (А то, что такая работа велась – совершенно очевидно.)Ну, и конечно, отказываться от прекрасно работающего диалектического метода в пользу волюнтаризма, обладающего нулевой предсказательной силой – прекрасно объясняя то, что было, но не имея возможности указать на то, что будет – было бы крайней глупостью. В таком случае можно и до божеств и демонов дойти. (Что, кстати, сейчас и происходит. В том смысле, что идет рост популярности идей «великих древних», разнообразных «рептилоидов» и т.д. Причем, чем дальше, тем меньше во всем этом стеба – и больше серьезности.)

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Таким образом, если пытаться оставаться в рамках диалектики, то придется отказаться от концепции «вируса, убившего великана». Но тогда придется признать или то, что в СССР не было социализма. Или… Впрочем, про вышеуказанное «или» будет сказано чуть ниже. Пока же стоит отметить, что именно поэтому очень многие из считающих себя «левыми» и «марксистами» неизбежно приходят к идее отрицания социалистической сущности СССР. Дескать, не социализм это был, а некий вариант госкапитализма. Причем, не сказать, чтобы особо совершенный. Таковое представление характерно для тех, кто именует себя «троцкистами» (в кавычках потому, что к реальным идеям Троцкого они имеют малое отношение). Последние считают, что социализм – или его зачатки – были уничтожены Сталиным в процессе создания своей диктатуры. А значит, падение СССР есть если не безусловно положительное явление, то, по крайней мере, нейтральное: это всего лишь гибель одной из империалистических сторон. (Ну, а то, что с этим падением мир начал все ускоряющееся движение к архаизации – начиная с сокращения социальной сферы и заканчивая ростом религиозности – эти самые «троцкисты» предпочитают не замечать.)

Впрочем, и некоторые сталинисты так же придерживаются подобного мнения. Разумеется, не в том, что касается Сталина и его диктатуры – по этому вопросу, понятно, у сталинистов никаких сомнений не возникает. (В том смысле, что никакой «диктатуры Сталина» они не видят.) «Конец социализма» сталинисты видят в послесталинском времени – однако в остальном они, парадоксальным образом, практически соглашаются с троцкистами. В любом случае, трагическая судьба СССР для них – это событие, относящееся к проблемам капиталистического мира. (О том, что и первые, и вторые в данном случае предпочитают не замечать тот факт, что в их картине мира поражение социализма или все равно происходит, или социализма вообще не было, можно даже не упоминать.) И наконец, стоит упомянуть об еще одной попытке «и рыбку съесть и косточкой не подавиться». А именно – об использовании определенной неопределенности (!) марксизма в плане того, что же считать «социализмом». Эта уловка связана с тем, что социализм полагается первой стадией коммунизм, а то, что было построено в СССР объявляется всего лишь переходным периодом к нему. И хотя понятно, что это всего лишь схоластика: из любого, достаточно большого корпуса текстов, как известно, можно вывести все, что угодно - но в данном случае она кажется удачной.

Правда, поражающей эффективности раннего СССР и СССР периода своего расцвета данная концепция не объясняет. (Ну да, был госкап – но почему же «советский госкап» смог победить «германский госкап», который так же был госкапом?) Так что, конечно, можно считать Советский Союз «переходным периодом» - никто этому не мешает – но тогда придется объяснять причины взлета и гибели данного «переходного периода». Ну, разве что, «марксистскую честь» удастся сохранить. Но нам-то нужна не эта самая «честь» (и звание «твердого марксиста»), а, как уже указано, практическое применение теории. То есть –возможность использовать ее в плане будущего строительства общества. И вот тут вопрос о том, что же выступило фатальным в советской истории, приобретает очевидный смысл – не важно, идет ли речь о социализме, или о «переходном периоде».

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Тем не менее, решение тут существует – и причем, более чем очевидное. Как там было сказано выше: «Или в СССР не было социализма, или…». Или же социализм был, однако он потерпел поражение от более совершенной формации. От… социализма. От самого себя! Подобное высказывание кажется странным, однако это справедливо только для того, что именуется «классической логикой». Мы же – как уже не раз было сказано – для описания развития социальных систем пользуемся логикой диалектической. А в ней подобная ссылка на самого себя есть нормальное явление. (Рекурсия, мать ее!) Причем, не только по отношению к обществу – например, в той же биологии «ссылка на самого себя», и даже гибель от самого себя есть явление более, чем распространенное. Начиная с отдельных организмов - «Это автоиммунное!» - и заканчивая популяциями. Причем, очень часто, данное свойство проявляется как раз у самых развитых и совершенных систем…

Именно поэтому наиболее совершенные проявления бытия – не важно, биологические организмы, общественные системы или отдельные люди – как правило, (само)уничтожаются. Великий советский мыслитель и фантаст Иван Антонович Ефремов называл данное явление «стрелой Аримана», и отмечал, что именно с ней связывается превращение эволюции –и биологической и социальной – в долгий и мучительный процесс. Он же отмечал, что существует выход за пределы этой «Стрелы», состоящий в том, чтобы разумным образом отмечать все «высокое» и не давать возможности его уничтожить. То есть – в переходе от «автоматической», «естественной», к сознательной эволюции. Иначе потребуется множество пресловутых «бросков костей», прежде чем какой-то из них завершиться – совершенно случайно – «негибелью» совершенных. И только после этого – следующим «витком» развития.

Так вот, основное свойство СССР состояло именно в том, что он – до определенного времени – как раз и развивался в условиях «искусственного развития». Когда ошибки и проблемы, создаваемые на одном этапе развития страны могли компенсироваться на последующем – без неизбежного уничтожения системы. Это было и основным преимуществом «Советской системы», и ее главной уязвимостью. Поскольку достаточно было только оставить ситуацию без изменений – и все, конец! Не нужны были никакие особые действия по «убийству» страны, надо было только ничего не трогать. Причем, чем дальше шло движение по «советскому пути», чем сильнее совершенствовалось общество – тем опаснее становилась та самая «остановка». И одновременно с этим тем менее опасной она казалась. Это – как можно догадаться – есть следствие диалектического характера мира. Так что случившаяся катастрофа может только ужасать – удивляться ей было бы верхом непонимания…

Впрочем, о том, как же это проявилось в случае с СССР надо говорить отдельно…
</lj-cut>
<lj-like />
<A href="http://www.livejournal.com/friends/add.bml?user=anlazz"><IMG title="" src="http://ic.pics.livejournal.com/anlazz/62128340/111137/111137_original.png" align=left></A>
anlazz: (Default)
К предыдущей теме о катастрофичности революции напрямую примыкает и другой вопрос. А именно – о неизбежности жестокой и кровавой Гражданской войны. Собственно, можно сказать, что эти два вопроса неразрывно связаны – в том плане, что Гражданская война сейчас практически всегда рассматривается, как неизбежная часть революции. По крайней мере, в сознании постсоветского человека. Причем, не только по отношению к тому конкретному событию, который сразу приходит на ум – к 1917 году – а вообще, по отношению ко всей истории. Даже буржуазные революции попадают в данную категорию. И, соответственно, все беды, несомые людям гражданскими войнами, автоматически переносятся на революции. Однако при этом как-то забывается о том, что бывают революции без гражданской войны, и что еще более важно, гражданские войны без революций. Нет, конечно, эти явления имеют определенную связь друг с другом – какую, будет сказано ниже – но не совпадают.

Хотя, к примеру, самая известная из Гражданских войн в истории, наверное, единственная, попавшая во всемирные «исторические анналы» — Гражданская война в США 1861-1865 годов – ни с какой революционной деятельностью не связана вообще. Собственно, она даже с освобождением негров связана довольно опосредовано, а основная суть конфликта в данном случае состоит в противоречиях между аграрным Югом и индустриальным Севером. Противоречий неатагонистических, вполне разрешимых – что показала последующая история США. Но при этом унесших более полумиллиона человек – что было не только самыми значительными военными потерями в истории указаной страны, но и превзошло число убитых в Франко-Прусской войне, случившейся на десять лет позднее. (И вообще, вплоть до Первой Мировой являвшейся самым значительным конфликтом после «Наполеоники».)

И в то же время «вторая по известности» у нас, и первая в мире, Великая Французская революция, по сути своей, полноценной гражданской войны не имела. Имеется в виду гражданская война в том смысле, в котором ее принято представлять – полноценные войсковые действия, с планированием операций, участием множества солдат, мобилизацией промышленности и т.д. В общем, то, что хоть как-то напоминает уже упомянутую выше Гражданскую войну в США. Так вот, подобного во Франции не было – многочисленные столкновения между восставшими и королевскими войсками вначале, и между республиканцами и роялистами в более позднее время, а так же «внутрисистемные» столкновения, включая знаменитый Термидор, на подобную категорию не тянут.

Нет, конечно, можно постараться и вспомнить знаменитую Вандею. Однако не следует забывать, что Вандейская война охватывала всего лишь один из департаментов Франции. (Пускай даже к нему можно прибавить и восстание в шуанов.) Для страны в целом эта война не оказала значительной роли – в том смысле, что не только не поставила под угрозу существование Республики, но и не принесла фатальных потерь.Read more... )
anlazz: (Default)
Существует известное представление о том, что революция выступает катастрофой по отношению к обществу. Идея эта давняя и охватывает практически все слои общества – включая тех людей, которые к революциям относятся лояльно. С этим согласна даже значительная часть коммунистов согласна с тем, что революция есть катастрофа. Да, катастрофа необходимая – поскольку после нее наступит столь желанный новый мир – но, все равно, катастрофа. Несущая разрушение, гибель людей – и прочее, и прочее. Неудивительно, что при данной трактовке революции отношение к ней становится резко отрицательной. Нет, конечно, остается еще метафора «родов»: в том смысле, что, дескать, вначале грязь, кровь, крики - но потом все будет хорошо. Вот только остается необходимость дожить до этого самого «потом»…

Впрочем, отождествление катастрофы и революции ведет не только к появлению страха перед последней. Возможно и другое – а именно, возникновение представления о революционной деятельности, как о деятельности исключительно разрушительной. Дескать, для революции необходимо, прежде всего, уметь хорошо разрушать. Подобная концепция, разумеется, далеко не нова, дав за два столетия достаточно многочисленную «поросль» разного рода анархистов – правда, с закономерным нулевым результатом. Однако она до сих пор находит своих сторонников, а равно – и последователей менее радикального толка, готовых поддержать любых выступающих «за разрушение режима». К примеру, таковых (готовых поддержать радикалов) нашлось достаточное количество на Украине во время пресловутого «майдана». Понятно, что о результате данного решения говорить излишне.

Впрочем, в целом, людей, имеющих указанное представление, не очень много – большая часть населения понимает, что любой хаос есть зло. Так что можно было бы порадоваться за высокую стабильность современного общества, если бы не одно «но». А именно – то, что указанная связка «революция-катастрофа» выступает не только мощнейшим антиреволюционным заслоном, но вообще, блокирует восприятие любого улучшения существующего мира в пользу низших слоев общества. А самое главное – неявно разрешает любые мерзости существующим «властителям». Поскольку любое сопротивление им в данном случае трактуется, как «революция», а значит – хаос, боль, смерть, разрушения… И, следовательно, все, что не относится к восторженному почитанию власть имущих, недопустимо. (Правда так, как при всем этом действия правящих классов обыкновенно антагонистичны интересам большинства, то это приводит к формированию «глухого недовольства». Но властям с него не тепло и не холодно – пускай ненавидят, лишь бы открыто не выступали.)


* * *

Однако если бы все было так просто! Дело в том, что в результате отсутствия сопротивления действия власть предержащих становятся абсурднее раз от раза.Read more... )

Profile

anlazz: (Default)
anlazz

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3456789
10111213141516
1718 19 20212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 04:23 pm
Powered by Dreamwidth Studios