anlazz: (Default)
Или о том, что же следует сделать для того, чтобы выйти из заколдованного круга вечных неудач – и почему этого не происходит. Без последней части предложение звучит, как название книги для разведения лохов – однако с ней, понятное дело, все меняется. Но, для начала немного отложим вопрос о невозможности, и обратимся к вопросу о том, в чем же состоит основная причина попадания в ловушку? (Поскольку именно в нем и заложен ответ на все остальное.) Впрочем, это не трудно – ведь в прошлой части уже было сказано, что все ловушки обладают одним базовым качеством. А именно – тем, что основываются на чрезвычайно выгодных стратегиях. А точнее – на стратегиях, который очень выгодны в текущий момент. (Последние два слова, по сути, и представляют собой ключ к искомому нами выходу – но об этом будет сказано чуть позже.)

Скажем, технологические ловушки всегда связаны с тем, что некая технология – к примеру, личный автомобиль – может очень быстро и относительно дешево решать стоящие проблемы. В том смысле, что пока машин мало – они являются почти идеальным транспортом, дешевым, удобным и экономичным. (Разумеется, для социума.) Однако когда их становится больше – а рост автомобилизации происходит лавинно – то столь же лавинно растут и необходимые затраты. И материальные, и «нематериальные», такие, как время на поездку. Скажем, одна машина может легко передвигаться и по грунтовке – причем, довольно быстро. Но если машин несколько миллионов в одном городе – то надо строит шестиполосные магистрали с развязками. И все равно – будут стоять! То же самое можно сказать и про иные варианты ловушек. Например, в образовании наиболее очевидной стратегией для учителя будет отбор к себе наиболее «сильных» учеников. Тем более, что в таком случае можно ждать «ответной реакции»: родители буду стараться пристроить наиболее обученных детей к «хорошему учителю».

Указанные закономерности работают и в медицине, и в науке, и в искусстве, и в экономике – и вообще везде. Это очень просто и очевидно: сделать успешное действие сейчас – и не думать о том, что будет завтра. Поскольку любая оглядка на будущее неизбежно приводит к лишнему расходу ресурсов. <lj-cut>(Кстати,&nbsp;вот вам и разгадка&nbsp;тайны особенностей мышления успешных политиков, бизнесменов и т.д.) Однако такой подход неизбежно ведет к будущим проблемам. Более того, можно даже сказать, что данная стратегия делает невозможным само человеческое существование вообще – в том смысле, что вся система общественного производства построена на абсолютно противоположном принципе. На принципе «ориентации на будущее» - в смысле использования предсказательного потенциала человеческого разума для долговременного планирования своих действий. Поскольку для того, чтобы чего-то произвести, прежде всего, необходимо составить план этого производства, позволяющий использовать имеющиеся ресурсы не для немедленного потребления, а для того, чтобы через некоторое время создать что-то новое.

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Подобная особенность проявилась еще с глубокой древности – тогда, когда было открыто сельское хозяйство. То есть, обнаружено, что если не съесть все имеющееся зерно сейчас – как это требует принцип «немедленной выгоды» - а посадить его в землю вновь, то можно получить гораздо больший урожай. В будущем. Этот принцип кажется банальным – но именно он и сделал из сообщества представителей homo sapiens цивилизацию в полном смысле слова. Однако, как уже было сказано выше, в реальности его очевидность невелика, и в большинстве «обыденных» случаев люди выбирают именно «ближайшую перспективу». Причем, в 99% случаев указанный выбор связан только с одним – с тем, что каждая личность в современном мире находится в состоянии жесткой конкурентной борьбы. То есть, большая часть людей может быть и рада бы подумать о будущем, но над ними довлеет требование отвечать на удары со стороны иных представителей нашего вида. А поскольку самая лучшая защита – это нападение… Ну, а поскольку это так, что все – за исключением откровенных маргиналов – вынуждены играть роль хищников, чтобы не получить роль жертвы...

В общем, можно увидеть, что человек «искусственно» загоняется в самую невыгодную для себя позицию. В том смысле, что его вынуждают выбирать «нечеловеческую» — как это было сказано выше – стратегию по борьбе со своим ближним вместо «человеческого» пути совместной работы на будущее. И это не случайно. Такова неизбежная плата за саму возможность осуществления конкурентного отбора – до недавнего времени единственного механизма, который позволял бы оперативно осуществлять гибкую «подстройку» социума под изменение условий. Именно благодаря этому конкурентно-иерархические (классовые) общества всегда вытесняли общества «солидарные». Впрочем, я уже писал про данную особенность – и тут это делать не буду. Отмечу только то, что речь тут идет именно о «групповом преимуществе» — поскольку до недавнего времени в личном плане большая часть жителей «развитого первобытнообщинного» социума существовала лучше, нежели большая часть населения классового мира. Но вот в «системном плане» первобытная община проигрывала даже рабовладению.

Однако эта «системная эффективность», в конце концов, привела к тому, что за тысячи лет классового господства были созданы мощнейшие производительные силы. Которые, в свою очередь, позволили легко парировать большую часть природных воздействий – тех самых, ради которых все первоначально и затевалось. В том смысле, что современный производственный механизм уже не нуждается в … умении быстрой адаптации к воздействию внешнего мира. То есть, подавляющая часть его проблем находится исключительно во «внутренней области». В области той самой конкурентной борьбы, генерирующей основные беды человека – начиная с экономических кризисов и заканчивая войнами. Более того, подавляющая часть того, что обыкновенно именуется «природными катастрофами», на самом деле есть следствие того же социального давления – в том смысле, что именно им вызывается, например, поселением людей в сейсмоопасных районах или местах с плохими климатическими условиями.

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
То есть, можно сказать, что Природу мы давно победили – по крайней мере, в тех границах, что требуются для выживания человечества. (События с околонулевой вероятностью – вроде падения астероида – тут нет смысла рассматривать.) Но взамен – получили крайне агрессивное общество, буквально пожирающее себя само. (А как еще трактовать ловушки, как не механизм самоуничтожения?) Так что никакого преимущества конкурентное устройство больше не имеет – и в конкуренции (забавный каламбур) с обществами, лишенными неизбежной внутренней борьбы всех со всеми – уже не выступает однозначным лидером. А скорее наоборот.

Вот тут-то и проявляется та самая диалектика, о которой столько много было сказано слов. Человек должен был пройти через ужас классового устройства, через кошмар конкурентного мира для того, чтобы обрести силы развитого общественного производства. Но обретя их, он автоматически переходит в состояние, когда для нормального развития – и даже выживания (вспомните о войнах) необходимо выбрать иной путь. Путь «длинных» стратегий и коллективного труда. Так что производительные силы – в игнорировании которых меня иногда обвиняют - тут играют первоочередное значение. Другое дело, что в полном соответствии с диалектичностью мира с определенного момента эти производительные силы требуют совершенно иного устройства мира. Тех самых производственных отношений, в состав которых и входит смена типа стратегии. В том смысле, что именно благодаря этому становится возможным создание совершенно иных форм организации людей, свободных от своего неизбежного конца.

Один этот момент, несомненно, выступает мощнейшим стимулом для отказа от господствовавшей тысячелетиями «диктатуры настоящего». И для развертывания подлинного потенциала, которым обладает человек, как разумное –то есть, глядящее в будущее - существо. Но, разумеется, это возможно только после того, как будет ликвидирована давящая суть конкуренции. То есть – после перехода к социалистическому общественному устройству. Правда, и в предыдущих формациях возможно их существование – и более того, именно благодаря подобному аномальному (с точки зрения «здравого смысла) поведению и идет человеческое развитие, как таковое. Но погоды эта аномалия не делает. В том смысле, что, несмотря на все старания «людей, устремленных в будущее», основная масса населения, а главное – элиты – неизбежно продолжать «мочить» друг друга. Вместе с общей структурой – до тех пор, пока окончательно все не «замочат». (В смысле, что не разрушат имеющуюся социальную систему до самых примитивных элементов.)

Правда, и устранение частной собственности создает лишь возможности для указанной смены стратегий – иначе говоря, выступает лишь необходимым, но не достаточным условием. Так что и после этого остаются еще определенные нюансы, невнимание к которым способно свести к нулю все затраченные усилия. (Как это случилось с СССР.) Но об этом надо говорить отдельно – да, если честно, сейчас данный момент не актуален. Сейчас бы до «необходимого условия» дойти – пока окончательно всё не «перемочили». Впрочем, «всё» и всех все равно не «перемочат», как бы не старались – таково фундаментальное свойство истории. На этой оптимистической ноте можно и закончить…
</lj-cut>
<lj-like />
<A href="http://www.livejournal.com/friends/add.bml?user=anlazz"><IMG title="" src="http://ic.pics.livejournal.com/anlazz/62128340/111137/111137_original.png" align=left></A>
anlazz: (Default)
Как это не удивительно прозвучит, но два последних поста: предыдущий, в котором говорилось о проблемах с автомобильными дорогами, и предшествующий ему «предпредыдущий» (об образовании), на самом деле были посвящены одному и тому же явлению. А именно – тому, что можно назвать «ловушкой». То есть – такому состоянию той или иной системы, попав в которое, она уже не может его покинуть. Ну, разумеется, до тех пор, пока не «переработает» все имеющиеся ресурсы – и не рухнет от их отсутствия. (Впрочем, «катастрофический сценарий» - то есть, «разрешение через разрушение» - возможен и до этого момента.)

Подобное состояние на самом деле есть достаточно распространенное явление, характерное для самых разных областей. Несколько лет назад я писал про него в плане ловушек технологических – то есть, ситуаций, когда слишком успешная технологий «стягивает» на себя все ресурсы, не оставляя возможностей для развития иных областей. Такие ловушки существуют в огромном количестве в самых разных областях. К примеру, вычислительная техника, которая полностью определила пути развития систем управления, или ее частный случай – знаменитый ПК, ставший не только de facto основной платформой на два десятилетия, но и породивший множество сопутствующих феноменов – таких же несуразных, как он сам. (О них, впрочем, надо говорить отдельно. Или вот уже упомянутый в прошлом посту принцип «всеобщей автомобилизации», под который в настоящее время выстроена вся концепция транспортных сетей. И хотя недостатки данной схемы были хорошо известны уже полвека (!) назад, изменить ее до сих пор не представляется возможной.

По крайней мере, все потуги пресловутых «урбанистов» решить ее, на деле оказываются прекрасной иллюстрацией о мертвых и припарках. В том смысле, что подавляющая часть подобных решений являются чисто «декоративным» — а фундаментальную часть вопроса не затрагивает практически никто. Впрочем, об «урбанистах» и «урбанистике» - а точнее, о полной бессмысленности данной области – надо говорить отдельно. Тут же стоит указать на то, что ориентация на применение личных авто привела к значительному росту среднего «транспортного плеча», что сделало иные решения невозможными. (Поскольку уже более полувека города выстраиваются именно под указанную особенность.) То же самое можно сказать и про грузовые перевозки, превратившиеся чуть ли не в главный элемент общественной производственной системы. Причем, в полном соответствии с главным принципом ловушки – неустранимым без разрушения.

* * *

Впрочем, указанная проблема уже выходит за пределы чисто технологических ловушек – поскольку охватывает не только технику, но и иные сферы человеческой жизни. В частности – организацию взаимоотношений между людьми, т.е., социальную сферу. Это показывает, что понятие «ловушки» может быть связано не только с технологиями. А точнее – «технологический» вариант представляет, как правило, наиболее безобидный случай проявления подобного явления. <lj-cut>В конце концов, «застой» в области вычислительной техники или транспортных систем, в конечном итоге, ведет только к растрате имеющихся ресурсов. (Которые, вопреки мнению «алармистов», довольно велики – скажем, нефть пока не собирается заканчиваться. ) Но вот с социальными ловушками все обстоит намного хуже. К примеру, та же «педагогическая» — как уже говорилось – вряд ли имеет способ корректного разрешения. В том смысле, что никакими имеющимися способами устранить ухудшение образовательной системы невозможно: все попытки это сделать неминуемо приведут к дальнейшему сползанию вниз. Да, собственно, это и происходит: скажем, усиление ответственности учителей за результат приводит исключительно у росту умения избегать «плохих учеников» (сваливая их на явных неудачников), а попытки стимулировать учительскую работу путем введения разного рода грантов ведет к тому, что в выигрыше остаются те, кто занимается только «грантодающими» направлениями. (К примеру, пресловутыми «исследовательскими работами», с самого начала ставшими чистой синекурой –в том смысле, что дети к ним не имеют ни малейшего отношения.) Ну, или самый яркий пример – ЕГЭ, по которому не прошелся только ленивый. А ведь ЕГЭ вводился именно, как способ разрешения существующих проблем…

То есть – что не делай, все равно развитие ситуации идет от плохого к худшему. Надо ли говорить о том, что подобное мы можем наблюдать практически в любой отрасли – начиная от здравоохранения и заканчивая обороной. Причем, основной смысл происходящего всегда примерно один и тот же: любая реформа приводит к тому, что вместо массовой, распределенной по всей территории страны инфраструктуры создается несколько «локальных», хорошо оснащенных «очагов», между которыми оказывается Хаос. В уже упомянутом образовании это проявляется через идею «элитных школ», которые, в конечном итоге, «высасывают» все имеющиеся ресурсы – начиная от финансов и заканчивая «способными учениками». В медицине – через создание пресловутых «медицинских центров», хорошо оснащенных и финансируемых при полном уничтожении низовой инфраструктуры. (Скажем, в нашем городе создали «Сосудистый центр» - действительно хороший. Вот только попасть туда можно через … направление от терапевта, которых, естественно, посокращали. В результате тем же сельским жителям попасть в данный центра практически невозможно. Да и горожанам – требуется основательно посуетиться. А ведь 90% медицинских проблем требуют минимального вмешательства на самом раннем уровне…)

То же самое можно сказать, например, про науку – где все давно уже сводится к нескольким центрам «мирового значения», а все остальное проваливается куда-то в пропасть. Впрочем, тут можно сказать, что указанная проблема выражается на еще более глобальном уровне, где роль «научных узлов» играют всемирно признанные университеты и лаборатории, а до всего остального – в том числе и до РФ – никому нет дела. Надо ли при этом говорить, что ни о какой связи подобной науки с реальными потребностями общества говорить при этом невозможно. Поскольку указанные «узлы» начинают жить исключительно своей жизнью – в том смысле, что думать только о своем благополучии. Впрочем, эта «зараза» поразила практически все сообщества специалистов: чем дальше, тем больше они сил тратят исключительно на обеспечение своей жизни, и тем меньше – на то, ради чего их, в общем-то, и создавали.

* * *

В общем, в современном мире действует универсальное правило: чем больше и могущественнее «центр» (не важно, в какой области), тем больше у него возможностей к «добывания ресурсов». Не важно, идет ли речь об образовании, медицине, науке или, скажем, искусстве. Впрочем, явление это известное – скажем, в экономике это называется «монополизацией». Так же известно, что оно ведет к появлению того явления, которое именуется «империализм». Тот самый империализм, который в своей высшей точке развития гарантированно «закрывает» современный этап развития человечества путем организации всеобщего экстерминатуса, именуемого Мировой войной. Но пока этот момент не подошел, он достаточно специфически «форматирует» все имеющееся экономическое пространство –что, впрочем, было прекрасно описано еще лет сто назад, поэтому останавливаться на данном моменте не буду. Отмечу только, что данное свойство империалистической системы на самом деле представляет собой отражение той же особенности мироздания, связанной с иерархически-конкурентным способом построения общественных систем. (И, следовательно, потенциально неустранимо для современного общества.)

То есть, свободный отбор на основании свободной же конкуренции (да, именно так, как это не странно звучит по отношению к империализму) неизбежно приводит к тупику развития. После которого остается только один вариант – полное разрушение системы с постройкой на ее основании новой. Так работает эволюция – с гекатомбами особей и бесчисленным числом видов, возникших и исчезнувших в ее процессе. Так работает история – с огромным количеством «цивилизаций», царств и народов, от которых не остается ничего, кроме неясных преданий. (Ну, и еще – огромных курганов на месте бывших городов, исчезнувших из памяти уже через десяток поколений.) Впрочем, нет – что-то остается, благодаря чему история представляет собой, все же, развивающийся процесс, но связано это с несколько иными процессами, нежели конкуренция и отбор. Впрочем, о данном моменте надо говорить отдельно. Тут же следует сказать только то, что именно этот «аномальное» явление и есть, по сути, истинно человеческий способ существования – тот самый, что и позволил ему считаться «царем природы». А в будущем – позволит стать им по настоящему.

Но для этого потребуется кардинально изменить практически все – причем, самым неожиданным образом. Когда это случиться, то умение обходить пресловутые ловушки станет самой обычной практикой – со всеми вытекающими последствиями. Но пока этого не произошло, нам неминуемо придется наблюдать вышеуказанный процесс – то, что кажущиеся еще недавно стабильными и неизменными области неожиданно будут рушиться, и все кажущиеся столь удачными стратегии поведения окажутся ни к чему непригодными. Правда, поскольку подобный процесс является достаточно длительным, то многим покажется, что никакой катастрофы не происходит, что все идущее есть норма. (Что, собственно, есть абсолютная правда – разрушения и катастрофы есть норма для конкурентно-иерархической системы.) Но чем дальше – тем явственнее будут следы грядущего разрушения.

Впрочем, что поделаешь: темнее всего бывает перед рассветом. А рассвет, как можно догадаться, в любом случае будет…</lj-cut>
<lj-like />
anlazz: (Default)
Вот теперь пришло время обратиться к тому, ради чего все затевалось. А именно – связать события прошлого, и особенности текущего дня. Поскольку, как уже не раз прямо говорилось, эти ситуации очень и очень близки. (В этом смысле просто поражает удивительная способность некоторых не видеть очевидное. И, например, приравнивать современность к ситуации… перед Второй Мировой войной. Хотя как раз с подобным временем у нынешнего мира практически нет ничего общего.) А именно – речь идет о том, что существующий мировой порядок очень близко подошел к пределу, за котором он вообще существовать не может. Причем – в своем базисе, в той основе, на которой выстраивается все остальное. В сфере экономических отношений. Конкретно же, как уже не раз говорилось, и сто лет назад, и сейчас мы можем наблюдать процесс исчерпания имеющихся рынков.

Причем, динамика этого исчерпания схожа до мельчайших деталей: вначале речь идет об активном их переделе, причем самыми главными «передельщиками» выступают т.н. «новые индустриальные экономики». Век назад это были Германия и США. Сейчас – Китай и страны Юго-Восточной Азии. Но кто бы не выступал в подобной роли, делают они то же самое: а именно, довольно резко «спускают» стоимость, создавая для промышленности «старых» экономик серьезные проблемы. Кстати, именно это явление привело в свое время к появлению известной надписи: «сделано в…» (made in). Так в Великобритании маркировали германские товары – с тем смыслом, что, дескать, сделанное во Втором Рейхе представляет собой низкосортную подделку под настоящее британское качество. Да-да, именно так – о знаменитой «немецкой добросовестности» в это время никто не подозревал, и брали германские товары тем же, что и через сто лет китайские. Ценой. Что очень-очень-очень огорчали английских производителей, ведущих свою историю еще с наполеоновских времен. Именно это самое обстоятельство привело к тому, что в начале XX века британцы, столетиями бывшие горячими приверженцами идеи «фритрейдерства», стали вдруг задумываться о заградительных пошлинах.

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Но торговые войны, как можно догадаться, представляли собой лишь первый этап Суперкризиса. Очень скоро данный ресурс оказался исчерпан, и на смену ему пришли совершенно иные методы.<lj-cut> А точнее – один метод, тот самый, который применяется тогда, когда все остальное уже не помогает. То, что обычно именуется «продолжением политики иными средствами» — т.е. война. Мировая война. Но о ней мы пока говорить не будет – а вернемся чуть назад, в ту самую (прекрасную) эпоху, когда рынок уже был исчерпан, но всеобщая мобилизация еще не объявлена. И отметим, что, помимо массовой интервенции дешевых и качественных товаров это самое время было отмечено и еще многими довольно приятными моментами. Например, «переполнение» капиталов в локальных нишах приводило к тому, что они «дешевели». В том смысле, что получить деньги в долг становилось все проще – причем, под небольшие проценты. Ведь удивительно – но еще в начале XIX века даже в развитых странах прекрасно существовали ростовщики. Те самые, неоднократно воспетые в художественной литературе, которые давали деньги под грабительские проценты, а затем – жадно отбирали последние гроши.

Однако&nbsp;к концу того же&nbsp;века они стали неактуальны. А точнее – остались лишь в очень узкой нише: предоставление услуг для самых нищих слоев населения. (Ну да – те&nbsp; самые «деньги за 15 минут», которые даются без залога и проверки кредитноспособности, и основываются на полукриминальных механизмах, и полукриминальных средствах.) Все остальные же вполне легально могли прийти в банк и получить ссуду. Причем, речь шла не только, и не столько о частных лицах. Период начала Суперкризиса – «золотое время» для организации разного рода полусомнительных и сомнительных компаний, обещающих получать деньги из воздуха. И поистине «бриллиантовый период» для разного рода аферистов. Поскольку вкладывать средства в реальное производство было бессмысленным – все равно, продать что-либо почти невозможно – то мысль о том, что есть какой-то иной путь получить огромные прибыли, быстро отбивала все сомнения. Это, кстати, породило особый бум изобретательства – а точнее, «изобретательства», в том смысле, что создавались самые нелепые конструкции, вызванные решить любые имеющиеся проблемы без учета наличных законов природы. Точнее сказать, подобные конструкции создавались всегда, но именно в условиях переполненных рынков они становились актуальными: обычные-то изобретения, по умолчанию, должны были обычно же конкурировать на перегретых рынках. А «суперидеи» изначально были вне конкуренции.

Подобный процесс, кстати, для потомков показался «бумом открытий» и «всплеском творчества», хотя его реальный результат был довольно скромен. Впрочем, если для научно-технической сферы особо обмануть природу было невозможно, то для сферы художественной это удалось вполне. Можно даже сказать более – именно с этого времени начались такие эксперименты над художественным вкусом, что «сломали» его на последующее столетие. По крайней мере, именно со времен начала XX века понятие «прекрасного» и «безобразного» стало почти неразличимым, а главным героем всех пьес, романов, поэм и картин стала невротическая, психически больная личность, зачастую открыто деструктивная. Впрочем, то же самое стоит сказать и про самих «людей искусства». Эта нанесенная искусству рана так и не смогла затянуться в течение нескольких десятилетий – до тех пор, пока новый Суперкризис не актуализировал заново похожие процессы.
А причина всего этого – та самая перегретость рынков, создающая готовность вкладываться в каждого «чудака». (Поскольку все «нормальные» пути вложения денег давно уже заняты.) Кстати, интересно, что наиболее сильно подобный процесс зашел именно в России – где, как уже не раз говорилось, мировой Суперкризис складывался с кризисом локальным. Именно эта адская смесь стала тем «бульоном», в котором зародился пресловутый «Серебряный век» - удивительный мир невротизма, мистицизма, эротизма&nbsp; психопатии и стремления сделать то, что никто больше не делал. (Впрочем, после разрешения Суперкризиса именно из него вышел русский авангард – создавший актуальнейшие решения. Причем, некоторые из них – такие, как конструктивизм в архитектуре – имеют несомненное всемирно-историческое значение. Но это – после сами понимаете чего…)

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Впрочем, для Российской Империи своего последнего периода этот самый Суперкризис вообще может рассматриваться, как чудо. (Если, конечно, отвлечься от того, что наступило потом.) Потому, что именно он позволил нашей стране обеспечить приток иностранного капитала – того самого ресурса, которого тут жизненно не хватало. Ведь для последнего, по сути, не было&nbsp; разницы, во что вкладываться: в какое-нибудь фантастическое изобретение – вроде тесловской «беспроводной передачи энергии» (бессмысленность которой была очевидна для ученых и инженеров той эпохи, но не для финансистов), или в экономику какой-либо экзотической страны. Авось выгорит! Поэтому и тек иностранный капитал в Российскую – или, например, Османскую Империю – впрочем, абсолютно не изменяя основ жизни. В итоге, например, в том же Санкт-Петербурге уже в 1910 годах была установлена довольно развитая телефонная связь (компанией Сименс) – но пахали при этом деревянной сохой.

Если честно, то ситуацию нынешнего времени это напоминает с очень и очень высокой степенью точности – когда современная РФ имеет удивительно развитую систему мобильных коммуникаций (вплоть до 4д в глухих селах) при крайней деградации базовых основ экономики. (Кстати, забавно – но этой самой «мобилизации» страны мы, во многом, обязаны тому же «Сименсу».) Правда, пашут теперь не сохой – спасибо сами понимаете кому – а чиненными -перечиненными советскими тракторами (или их постсоветскими вариантами). А, в остальном – очень и очень похоже. (Интересно, мог ли Николай Второй заявлять о «цифровой экономике», или что там было ее аналогом в начале ХХ века – «электрической», что ли?) Впрочем, как уже говорилось, указанная аналогия прослеживается не только в деталях, но и в самых базовых областях. Таковых, как все возрастающая значимость государственного бюджета для экономики, или очень и очень высокая важность того, что принято именовать «коррупционной составляющей» экономики. А причина всего этого одна – нет свободных рынков. И нет никакой возможности их создать.

До тех пор, пока действует существующая экономическая система. Поскольку, когда она меняется – как мы можем увидеть на примере Истории – эта самые рынки откуда-то берутся. Именно на основании данного примера многие заявляют, что указанной проблемы быть не может, что если надо будет – то откроются новые пути, и капитализм снова станет прогрессивным и устойчивым. Как они любят (а точнее, любили) писать: «классики не учли поразительной гибкости капиталистической системы». А значит – классики не правы, и нас ждет вечное капиталистическое будущее. Впрочем, чем дальше – тем реже можно услышать подобные утверждения, тем менее категорично они звучат. 1998 год казался случайностью, какой-то нелепой локальностью для России. (Хотя, например, он полностью уничтожил знаменитое «Японское чудо» - а это на много порядков важнее сгоревших вкладов «ельциноидов».) 2008 показал, что это не так. Современная ситуация показывает, что это совсем не так – и что не только разного рода спекулятивные явления (вроде пресловутых доткомов), но и самая, что ни на есть «натуральная» нефть является довольно сомнительным ресурсом. (Поскольку, как уже не раз говорилось, единственная реальная ценность для капитализма – это рынок.)

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Однако это понимание абсолютно ничего не меняет. Поскольку, как было сказано выше, «мир Суперкризиса» - а точнее, первой его части – является настолько «удобным» и даже «теплым», что менять его на что-то иное никто не собирается. Все греются в его «тепле» и расслабленно ждут «конца сеанса» - конечно, подозревая о том, что он будет несколько иным. Но не догадываясь о том, насколько «иным» он будет. Как не догадывались о подобном посетители парижских кафе в 1913 году, или завсегдатаи петербургских «поэтических кружков» (с блядями и кокаином). Но даже те, кто прекрасно представляет будущее, ровным счетом ничего поделать не может. Ни тогда, ни сейчас – так как убедить большинство о том, что противоречит всему виденному вокруг, невозможно. Поэтому-то были бессмысленными документы, вроде пресловутой «записки Дурново» - да и вообще, все призывы к тогдашней власти обратить внимание на назревающие в стране проблемы. И именно поэтому верхом глупости выступают сейчас разнообразные «советы Путину», должные изменить экономику страны с «сырьевой» на «высокотехнологичную». (Причем, особенным бредом тут являются отсылки к опыту то Японии 1950, то Южной Кореи 1960, то Китая 1980 годов. Наверное, не надо говорить – почему…)

Наверное, тут мне опять выскажут об излишнем фатализме – но ничего не поделаешь. Как говориться, если История сказала: в морг, значит – в морг. В том смысле, что продлить до бесконечности существующую систему невозможно, изменить ее на конструктивную – тоже невозможно. И даже осуществить смену на нечто более совершенное, не входя при этом в «зону разрушений, страданий и смертей» - так же нельзя. Да, это те самые пресловутые законы развития человеческого общества. А точнее, законы развития «непонимающего» человеческого общества, общества людей, полагающих, что все, что им надо – это заниматься своими частными делами. А «общее» наладится автоматически. Финал этого процесса всегда оказывается очень и очень неожиданным.
Но понятно, что это – не фатум, не конец, а всего лишь повод для того, чтобы изменить свое отношение к окружающей реальности. И выйти, наконец-то, за пределы указанной области. Последнее – вполне возможно, и более того, как показывает наша история, именно указанный путь и позволил человечеству «получить» еще несколько десятилетий успешного развития. До тех пор, пока оно вновь не поверило в благость «частной жизни». Что поделаешь – редко какой урок усваивается с первого раза.

Но, как говорится, есть надежда на то, что уж в этот раз то все станет понятным. Хотя бы думающим людям…
</lj-cut>
<lj-like />
<A href="http://www.livejournal.com/friends/add.bml?user=anlazz"><IMG title="" src="http://ic.pics.livejournal.com/anlazz/62128340/111137/111137_original.png" align=left></A>
anlazz: (Default)
Позапрошлый текст, посвященный современному Суперкризису, я закончил сравнением нынешней ситуации с тем, что было в мире примерно сто лет назад. Это, разумеется, не было случайным – поскольку и сейчас, и тогда мы могли наблюдать похожие процессы. Разумеется, это не значит, что прошлый и современный Суперкризисы полностью аналогичны – однако общего у них очень много. Причем, что самое главное, и в тот, и в этот раз речь стоит вести об одной и той же основе, которая лежит в основании указанных явлений. Этой основой является исчерпание мировых рынков. То есть, самого важного ресурса – который и определяет само существование капитализма. Иначе говоря, без которого функционирование данного типа общества становится невозможным. Подобной утверждение может показаться странным –поскольку очевидно, что капитализм просуществовал еще целых сто лет. И не просто просуществовал – а успешно осуществил запуск огромного количества новых технологий, поднял на порядок уровень жизни населения. Как же тут можно говорить о невозможности? Но, на самом деле, никакого противоречия тут нет. А точнее – противоречие есть, но противоречие диалектическое, связанное с диалектичностью такой сложной системы, как общества.

Однако прежде, чем рассматривать его, следует поподробнее разобрать: а что же произошло с миром примерно сто лет назад? Впрочем, тут следует уточнить – с миром т.н. «развитых стран». Ибо в «неразвитых», по большей частью являющихся колониями европейцев, особых перемен не было – там как жила большая часть населения натуральным хозяйством, так и продолжила жить. (И продолжает до сих пор.) Однако для метрополий ситуация была иной. А именно – существующий там капиталистический строй был, в общем-то, крайне эффективным в плане развития производительных сил.Read more... )

anlazz: (Default)
В позапрошлом и позапозапрошлом постах я затронул такой момент, как особое ощущение позднесоветского человека, могущее быть названным «предчувствие катастрофы». В кавычках, разумеется – поскольку возникло оно намного раньше того, как катастрофа действительно стала неизбежна, и уж конечно, раньше, нежели ее признаки стали заметны «невооруженным глазом». Впрочем, данная тема достаточно сложная для того, чтобы ее можно было раскрыть в каком-то ограниченном числе текстов, поэтому к ней мы еще вернемся. Однако пока хочу сказать несколько о другом.

А именно, о том, что в комментариях к данным постам, а так же к посвященному подобной проблеме посту Яны Завацкой, можно увидеть не менее интересное явление, сходное с предыдущим – но полностью противоположное ему. Речь о том, что по аналогии можно назвать «непредчувствием катастрофы» и которое состоит в том, что огромное количество людей обладает уверенностью в благости и «надежности» существующей сейчас системы. Впрочем, самый яркий пример данного «непредчувствия» - это состояние общественного сознания нынешней Украины (где катастрофа уже не просто идет, а, прямо-таки, летит), однако оно является господствующим практически везде. Так что, оно может рассматриваться, как «визитная карточка» нашего времени. Разумеется, на это можно возразить: ведь сейчас, как никогда, популярной оказывается т.н. «постапокалиптика». Разнообразные сценарии уничтожения мира обыгрываются в бесчисленном числе произведений – как только не уничтожают родную Землю. Ее и сжигают ядерной бомбардировкой, и таранят астероидами, и взламывают землетрясениями. Человечество «погружают» то в жар, то в адский холод, на него набрасывают множество эпидемий, в результате которых большая часть людей то ли просто умирает на улицах, то ли превращается в пресловутых зомби.

Однако это все не то. Поскольку, во-первых, указанные способы «уконтрапупивания» миллионов, а то и миллиардов людей выглядят – как это получше сказать – не очень вероятными. А точнее – совершенно невероятными – по крайней мере, для более-менее образованного человека. Да и для необразованного тоже. В конце концов, число тех, кто строит «схроны» на случай неожиданного вторжения инопланетян, или скупает тушенку для того, чтобы пережить падение астероида, в общем-то, невелико. Для остальных же все эти образы «2012» и «фоллаута» выступают всего лишь способом несколько пощекотать нервы, отвлечься от действительно волнующих повседневных проблем. В самом деле, для среднего гражданина даже погода за окном выступает на порядки более серьезным фактором, нежели вторжение бесчисленных полчищ зомби, а угроза вылететь с работы заставляет испытывать страх, во много раз превышающий страх ядерного удара. (Смешно, но подавляющая часть людей даже местонахождение ближайшего убежища не считает нужным узнать.)

Таким образом, указанные опасности изначально выглядят чем-то картонным, далеким, не имеющим отношение к действительности. Ну да, придут, скажем, нехорошие роботы и «уничтожат всех человеков» - но когда еще это случиться? Существующие же события, люди и социальные организации в указанных моделях «гибели» опасности не несут. Ну, правда, есть еще террористы и маньяки. Эти намного ближе, но все равно, расстояние между ними и «средним гражданином» остается достаточно большим для того, чтобы можно было ограничиться минимальными способами предосторожности. Тем более, что, как уже было сказано, за пределами телевизионной картинки и эти опасности выступают ничтожными по сравнению с тем, что реально угрожают. Достаточно сравнить число погибших от террористов с… ну, хотя бы с теми, кто отравился суррогатным алкоголем. Между прочим, в той же РФ было более 9 тыс. погибших за прошлый год только от этой беды – и никакого национального траура.

* * *

То есть, весь этот постапокалипси,с в совокупности со всеми «телевизионными ужасами», на самом деле является ничем иным, как отличным способом «сунуть голову в песок», прячась от реальных проблем.Read more... )

anlazz: (Default)
Наверное, надо заканчивать с футурологической темой – поскольку иначе она рискует стать бесконечной. Тем более, что даже в сотне постов полностью раскрыть данную тему не удастся. Тот же Ефремов несколько толстых романов написал – и все равно, количество вопросов по созданному им образу мира будущего зашкаливает! (Находятся даже люди, находящие в нем идеи, прямо противоположные тому, что прямо проговаривается в романах.) Поэтому было бы смешно думать, что в небольшом по объему цикле можно будет рассказать все, что хотелось бы. Ведь остается еще огромное количество нерассмотренных аспектов – скажем, как будет организована система здравоохранения, как будет решена задача образования и воспитания новых членов общества, как будет строиться управление им – и т.д., и т.п. Поэтому указанное завершение цикла, разумеется, не означает, что вопрос о том, что же будет представлять собой общество в будущем, будет оставлен. Конечно, нет, однако тут пока будет поставлена пауза.

Но до того, как это произошло, попробую подвести небольшой итог, и еще раз – неизвестно, в который – отметить самое главное. А именно – то, что в данном случае мы будет наблюдать завершение «большого круга» человеческой истории. На самом деле, понимание одного этого факта было бы достаточно для того, чтобы понять – каким будет наше будущее. Причем, будущее относительно близкое – по историческим меркам, конечно – поскольку уже сейчас понятно, что современный мир подошел к состоянию, когда разрешить базовые противоречия без кардинальной смены базиса является невозможным. (Об этом будет сказано несколько ниже.) Но, как уже говорилось все эти «большие» и «малые круги» понятны только в рамках диалектического мышления. Поэтому и приходится «развертывать» их уже в рамках привычной нам логики. И все равно, данная «развертка» оказывается недостаточной…

Но по другому сделать нельзя – поскольку никакие иные методы для этого непригодны. Точнее, непригодны методы, основанные на линейной интерполяции существующих тенденций – то есть, те, что считаются единственно легитимными в текущей реальности. Поэтому можно сказать определенно – никто никогда из власть предержащих в современном мире «увидеть будущего» не сможет. (А значит, этот фактор можно честно исключать из своих расчетов.) Впрочем, останавливаться на данной особенности не будем, а обратимся к иным вещам. И, в частности, к тому, что исходя из указанного диалектического представления о действительности, будущее человечества будет, как так же уже не раз говорилось – совершенно непохожим на то, что мы знаем – и из личного опыта, и из огромного количества материалов, собранных «предками». (То есть, из литературы, исторических свидетельств и т.д.) И одновременно, оно будет походить на тот период, который обычно именуют «первобытнообщинным». Впрочем, следует сказать точнее: это самое будущее будет представлять собой, разумеется, не возврат к первобытной общине – а некое состояние, имеющее базовые черты, сходные с общинными, но реализованные на более высоком уровне. А еще точнее, представляющие собой синтез многого из того, что было сделано «в классовый период» с тем, что было до него.


* * *

Именно раскрытию этой идеи и была посвящена вся серия постов. Не линейное, и не круговое, а спиральное развитие. (Упомянутые выше «большие» и «малые» круги есть на самом деле витки диалектической спирали.) Именно отсюда проистекают и все невероятные положения, которые были высказаны в цикле: и отказ от идеи мегаполисов, и переход на расселение в виде поселений, связанных с отдельными производственными проектами, и существенное уменьшение транспортных потоков, и даже, как это не странно звучит, изменение личной, интимной сферы – включая эротические взаимоотношения. Причем, самое интересное тут состоит в том, что все предпосылки для подобных изменений мы можем отчетливо видеть сейчас – но не замечаем по той причине, что стремимся к уже не раз помянутой линейной интерполяции. Read more... )
anlazz: (Default)
Итак, после прошлой части, в которой разбиралась основная причина изменения психологии (а точнее, поведения) людей в будущем, пришло время разобрать само это поведение. И выяснить, что же изменится в условиях, когда будет ликвидировано классовое деление – причем, ликвидировано окончательно. О том, что происходит при начале данного процесса мы, в общем-то, знаем – вспоминая пример СССР. Причем, знаем и те положительные изменения, который это несет, и то огромное сопротивление, которое оказывают данному переходу пережитки старой системы. Однако, как уже не раз говорилось, переход к нашему обществу будущего – тема совершенно иного разговора, тут же рассматривается другое. А именно, то, что произойдет со многими привычным для нас вещами тогда, когда вековая мечта человечества, наконец-то, осуществится – и вместо мира, разделенного на «высших» и «низших» возникнет совершенно иное состояние.

И многие, столь привычные для нас, представления при этом окажутся отвергнутыми. Так, может получиться – и, с огромной вероятностью, получится – так , что вместо столь знакомого нам по разного рода фантастике «мира будущего», представляющего собой совокупность мегаполисов и мощных транспортных сетей, человечество ждет совершенно иная жизнь. И все то «движение к будущему», что мы наблюдаем сейчас, с его мегаполисами, фантастическими транспортными затратами и т.д. – это, всего-навсего, «лебединая песня» классового общества, его максимальное достижение перед неизбежным концом. (Причем, если честно – достижение сомнительного качества.) То же самое ждет и при рассмотрении изменений самих людей – когда самые разнообразные модели поведения, предлагаемые нам писателями и учеными, в реальности в этом самом будущим вряд ли будут популярными. И наоборот – в нем осуществиться многое из того, что кажется сейчас невероятным, а порой даже анекдотичным.


* * *

Но, прежде всего, стоит сказать – что данное будущее не даром было названо в прошлых частях «неообщинным». Поскольку этим подчеркивается завершение одного из «больших кругов» истории, и возврат на новом уровне к тому, от чего человечество ушло тысячи лет назад. И, прежде всего, это относится к изменению взаимоотношений индивида и коллектива. А точнее – к изменению самих понятий «индивид» и «коллектив», которые в настоящее время имеют достаточно четкую привязанность к классовому устройству. Основной особенностью данного положения является то, что всякая «сущность» в нем стремится к защите своих «личных» интересов – при этом указанное свойство относится не только к индивидам, но и к социальным системам. Ведь в отсутствии таковой защиты указанной «сущности» грозит неминуемая гибель. Сожрут – тем или иным способом. Поэтому современная жизнь – а равно, жизнь в течение тысяч лет классового разделения – это постоянная война, война каждого с каждым.

И именно победе в ней – а точнее, выживанию, поскольку победить в «бесконечной битве» невозможно – и посвящены все существующие модели поведения, все «психологические механизмы», формирующие человеческую личность. Вплоть до самых сакральных – таких, как «общение с Высшими Силами». Ведь, как это не удивительно – но само появление религиозных верований, отличной от мифологии в «классическом понимании», во многом, связано с той самой «сверхзадачей», которую постоянно решает наше сознание в мире «вечной войны». А именно – со стремлением «выгородить» определенный, хоть немного менее инфернальный участок общественной жизни. В случае религии это понятно – «верующие» (община, конфессия) рассматривается, как в определенной степени «свои», то есть, люди, по отношению к которым можно хоть как-то снизить уровень тревожности, хоть немного меньше ожидать от них «удара в спину». (Разумеется, у религии есть и иные причины, но базисной, превращающей Веру в собственно, Церковь, надо считать именно эту.) Но, к сожалению, в большинстве случаев это самое желание обрести «близких в Боге» оказывается невыполнимым. Read more... )
anlazz: (Default)
Итак, что же все-таки произойдет с психикой человека общества будущего, как на нее повлияют описанные в прошлых частях изменения? Перейдем к этому интересному вопросу. И, прежде всего, отметим, что вопреки привычным представлениям, серьезных изменений в плане индивидуальной психики ожидать не приходится. Никакого особого «альтруистичного человека», который придет на смену современным «эгоистам», выведено не будет. И потому, что это вряд ли возможно: пресловутое «программирование психики» вообще крайне неоднозначный процесс, в котором презентационный элемент на много порядков перевешивает все остальное. А уж «генетическое программирование» вообще вряд ли является возможным. (Почему – надо говорить отдельно.) Но гораздо важнее другое – то, что в реальности необходимость указанного «перепрограммирования» равна нулю. Иначе говоря, сама необходимость получения указанного «альтруиста» в реальности просто отсутствует!

Потому, что, судя по всему, в реальности никакой «альтруистической» или «эгоистической» психики не существует. А существуют альтруистические и эгоистические стратегии, которые принимает каждый человек – в зависимости от имеющихся условий. И, прежде всего, в зависимости от взаимодействия с другими людьми. Точнее сказать, человек сам по себе может рассматриваться только в плане данного взаимодействия. Хотя бы потому, что представитель вида homo sapiens физически неспособен выживать за пределами создаваемой им искусственной среды в 99% мест своего проживания. (За исключением очень узкого ареала тропических лесов.) А создавать эту самую среду возможно лишь в плане коллективной трудовой деятельности. Поэтому говорить об «индивидуальной психике» и ее изменениях можно только условно – всегда держа в уме тот факт, что это только модель. Другое дело, что в большинстве случаев этой модели достаточно: социальное окружение индивида, как правило, достаточно стабильно, и его воздействие на поведение человека можно принять за константу. Но, разумеется, это верно не всегда. Периодически встречаются моменты, когда общество начинает бурно и круто меняться.

* * *

И тогда мы можем наблюдать такие вещи, которые еще недавно невозможно было предположить. Самое интересное, что последний пример подобного действа мы могли наблюдать своими глазами – речь идет о пресловутых «рыночных реформах» 1990 годов. В это время поведение многих людей изменилось кардинально. Собственно, одно появление огромного числа алкоголиков и наркоманов, в которых превратились «умеренно пьющие» граждане позднего СССР, уже само по себе есть важнейшее свидетельство определяющего влияния среды на психику. (Ведь очевидно, что алкоголизм есть психологическая проблема, с ним борются именно психологи.) Однако только алкоголизмом дело, разумеется, не исчерпывается.Поскольку 1990 годы вообще стали временем такого яркого и неприкрытого торжества деструктивных изменений поведения людей, что не замечать все это можно только сознательным усилием.

Превращение не то, чтобы особенно высоконравственного, но, в общем-то, настроенного на созидание позднесоветского общества в тот «заповедник кадавров»,Read more... )
anlazz: (Default)
Позволю себе сделать небольшое отступление от описания общества будущего – для того, чтобы показать, почему большая часть прогнозов футурологов не имеет с реальностью ничего общего. А так же для того, чтобы показать, как даже небольшое отклонение от принятых норм позволяет решить очень серьезные проблемы. (Последнее крайне важно для понимания того, что общество будущего будет, во многом, отрицанием современности – хотя, понятное дело, не во всем.)

А начну разговор с достаточно отвлеченного факта. Как известно, популярный американский писатель-фантаст Роберт Энсон Хайнлайн в 1959 году посетил СССР, о чем впоследствии написал свои путевые заметки. Разумеется, понятно, что очень и очень правый Хайнлайн ни каким образом не являлся «другом СССР», так что ожидать от него восхваление советского режима было бы смешно. Однако при этом не стоит забывать, что данный автор обладал достаточно высоким уровнем эрудированности и наблюдательности – так что можно подумать, что конкретные, не связанные с идеологией, факты он будет приводить верно. Однако, читая об описании Хайнлайном своей поездки, можно, например, увидеть следующее:

«В один прекрасный день мы [Хайнлайн с супругой] уселись в парке на скамейке спиной к Кремлю и лицом к Москве-реке. Поблизости никого не было, так что место отлично подходило для разговора - направленный микрофон, если бы нас подслушивали, пришлось бы расположить на другом берегу реки, пока мы сидели спиной к Кремлю.
- Сколько людей в этом городе, если заглянуть в путеводитель? - спросил я.
- Более пяти миллионов.
- Гм-м! Взгляни на эту реку. Видишь, какое на ней движение? (Одинокая шаланда...) Помнишь Рейн? (Три года назад мы плавали на пароходике по Рейну. Движение было настолько плотным, что на реке пришлось установить светофоры, совсем как на Панамском канале.) Джинни, здесь и близко не может быть пять миллионов человек. Скорее всего Копенгаген, не больше, Питтсбург. Нью-Орлеан. Возможно, Сан-Франциско. (Это города, которые я хорошо знаю, я исходил их пешком и объездил на разном транспорте. В 1960 году в каждом из них жило в пределах 600-800 тысяч человек.) И все же нам пытаются сказать, что этот город больше Филадельфии, больше Лос-Анджелеса, больше Чикаго. Чушь…»
В общем, «нас обманывают, в Москве живет меньше 600 тысяч человек». Бред свихнувшегося антисоветчика? Но другие, даже весьма нелестно настроенные к СССР авторы, никогда не писали подобного. Правда, в отличие от Хайнлайна, другие авторы не пытались вычислить количество жителей, исходя из имеющегося трафика. (Все же, учеба в одном из лучших военных академий в США и служба во флоте что-то значит.) Поскольку, если бы они попытались это сделать – то получили примерно подобный результат. Собственно, повторить указанный опыт можно и сейчас – благо, фото и видеоинформации по 1950 годам в сети хватает. И по советским городам, и по американским (европейским, да и вообще, западным). И указанное отличие в городском трафике действительно довольно заметно.

Но одновременно с этим мы так же можем сказать, что в Москве 1959 года никак не могло проживать 500 тысяч человек. Этого даже ЦРУ никогда не утверждало! (Поскольку «настоящие» шпионы использовали, кроме анализа трафика, и другие источники информации.) Поэтому указанное мнение Хайнлайна мы сейчас можем приводить исключительно в качестве примера ошибки аналитического метода. Именно метода – не а не конкретного аналитика, поскольку в данном случае американский писатель поступил исключительно логично. Просто он не учел одного фактора, далеко выходящего за пределы аналитики, как таковой: фундаментальной разности в организации советской и несоветской производственной системы. Да и непроизводственной тоже…Read more... )
anlazz: (Default)
Итак, после двух «предварительных» частей можно, наконец-то, перейти к, собственно, футурологии. То есть, к описанию того, каким будет то самое «реальное будущее» - в смысле, то, что наступит после конца «продленного настоящего». Причем, о том, что будет непосредственно после указанного момента, надо говорить отдельно. (Почему – думаю, понятно.) А здесь разговор скорее пойдет о том, каким будет общество после того, как оно сумеет перейти от хаоса и развала, вызванного последним Суперкризисом классового мира, к более-менее стабильному состоянию. Это может показаться бессмысленным для нас – поскольку сам переход через указанный Суперкризис вместе с периодом восстановления неизбежно займет все «доступное» для живущих ныне время. (Даже в самом лучшем случае.) Однако существуют два момента, которые в корне меняют все дело – и делают указанное знание ценным.

Это, во-первых, понимание того, что текущий мир не вечен – в том смысле, что все существующие отношения, нормы и правила являются не «естественными и природными», а исторически обусловленными. А следовательно, изменяются со временем – и не произвольно, а в соответствии с определенными законами. Говорить о том, почему данное знание нужно, наверное, не стоит. Ну, и во-вторых, следует отметить, что, поскольку переход к новому обществу в любом случае неизбежен, понимание его природы позволит избежать т.н. «промежуточных» проблем, что в любом случае сократит затраты на данный процесс. А главное, не позволит попасть в очередной «зигзаг истории» — который, к сожалению случился в недавнем прошлом. (И привел к колоссальному росту Инферно в мире.) Так что речь тут идет далеко не о праздном любопытстве…


* * *

Итак, новое общество, возникшее после Суперкризиса – какое же будет оно? Ответить на этот вопрос одновременно и сложно, и легко. Сложно – потому, что прямо промоделировать развитие человеческой цивилизации, включающей в себя миллиарды людей, взаимодействующих друг с другом, невозможно ни на какой технике. Да что люди – построить даже упрощенную модель, включающую только крупных экономических агентов, вряд ли удастся в обозримом будущем. Поэтому наивны надежды тех, кто думает, что после определенного момента компьютеры будут способны «все предсказать» — скажем, собирая всю имеющуюся информацию. (Как говориться, «привет, big data» и пресловутый «нооскоп».) На самом деле, результатом подобного моделирования станет лишь взрывное увеличение стоимости и сложности указанных устройств, а так же – не менее взрывной рост числа «экспертов». Т.е., тех, кто на основании собранной информации будет делать какие-то выводы. (Хотя, ИМХО, на основании кофейной гущи этим заниматься проще и эффективнее.)

Но одновременно с этим существует иной способ, позволяющий довольно легко – по крайней мере, по сравнению с первым – добиться нужного нам результата. Дело в том, что общество, как и любая сложная система, имеет ряд определяющих его поведение законовRead more... )
anlazz: (Default)
Как известно, вчера умер самый известный русофоб в истории человечества. Можно даже сказать, человек, создавший русофобию, как явления – и «протянувший» ее в прошлое и будущее, а главное, заставивший всех (и, прежде всего, самих русских) поверить в существования «извечной вражды между Востоком и Западом». Впрочем, эта самая русофобия – на самом деле, есть всего лишь частное явление среди более серьезных идей, связанных с покойным. У него в реальности есть гораздо более серьезные «грехи» перед миром, нежели «извечная польская ненависть к России». (А на самом деле – ненависть родившегося в дворянской семье к советскому государству.) Например, еще знаменитый психолог Эрик Фромм связывал Бзежинского с появлением концепции «технотронного общества» (по названию книги Збигнева «Технотронная эра», вышедшей в 1968 году) - то есть общества, в котором некая элита посредством разного рода средств агитации и рекламы (СМИ) поддерживает нужные для себя настроения. Поскольку именно эта идея, по существу, и являлась основной для указанного мыслителя – все остальное было вторичным. (В том числе и русофобия.)

Впрочем, и сам Бзежинский, по существу, являлся всего лишь одним из «носителей» указанной концепции - зародившейся после Второй Мировой войны и ставшей главным источником «движения» современной цивилизации. Движения к своей гибели. (Не пугайтесь – речь идет не о гибели человечества, как такового, и даже не о гибели его части. А всего лишь о конце определенной модели миропредставления, с которой принято связывать т.н. «современный Запад».) Поскольку можно говорить о целой «плеяде» разного рода «деятелей», сформировавшейся где-то в 1960 годах, и ориентированных на идею создания «управляемого мира». Сюда можно отнести огромное количество лиц – начиная с членов пресловутого «Римского клуба», и заканчивая всевозможными «финансистами», вроде Сороса и даже «самих» Ротшильдов с Рокфеллерами. Всех их объединяет одно – уверенность в том, что отдельно взятые личности – «великие личности», «атланты» - могут успешно управлять мировыми процессами, изменяя их в нужную для себя сторону.Read more... )
anlazz: (Default)
Итак, друзья, История нам в очередной раз, преподнесли хороший урок, для того, чтобы мы еще раз выучили азбучные, по сути, истины. А именно - то, что Мировые войны возникают по абсолютно объективным причинам. Что они не устраиваются по воле левой ноги того или иного правителя, не важно, кто он: царь, император (кайзер), король, президент или генеральный секретарь. И более того - что никакое "внешнее событие" - включая даже испытание ядерного и ракетного оружия - не способно привести к подобному развитию событий, если эти самые объективные причины диктуют обратное. И наоборот - если "все готово" в указанном смысле, то повод может быть ничтожным: скажем, убийство эрцгерцога. (В то время высокопоставленных лиц "валили" вообще пачками.) А может - вообще не иметься повода, поскольку последний можно легко создать: гуглим "Глейвицкий инцидент".

На самом деле, после того, как мир пережил две Мировые войны, все это должно быть совершенно очевидным. По крайней мере, для левых. Но нет - каждый более-менее серьезный политический кризис у нас превращается в неизбежное ожидание уничтожения всего человечества. Причем, даже тогда, когда речь идет об одной второстепенной державе, с экономикой, на большую часть представляющей собой "сырьевой придаток" Запада. Так вот, абсолютно локальные "терки" данного государства с еще более ничтожным соседом, причем даже не выходящие к "горячему конфликту", и имеющие статус ниже какой-нибудь "футбольной войны", с необычайной напыщенностью объявляются важнейшим политическим событием на земном шаре. "Гибридной войной"!

Как говориться, если желаешь раздуть из мухи слона, придумай ей красивое название. На этом фоне идеи о том, что семена Мирового конфликта зарыты на Ближнем Востоке, кажутся уже верхом здравомыслия. В конце концов, в данном регионе есть реальные ценности - а именно, нефть и газ. За них, как говориться, и воевать не стыдно... Правда, при этом как-то забывается, что войны за те или иные ресурсы вообще представляют собой "естественное состояние" человечества. Что в течение тысяч лет основной целью военных, как таковых, как раз и являлось обеспечение социума - а точнее, правящих классов данного социума - возможностью присвоения того, что им было необходимо. Поэтому войны, как таковые, являются для любого классового государства нормой.

Но Мировой войной, как известно, можно назвать не любую войну.Read more... )

anlazz: (Default)
Я специально тут не буду давать ссылки на современные события – поскольку они, сами по себе, по сути, не важны. Важна тенденция. Вот ее то мы и разберем в данной теме…

Если кто помнит политическую историю позапрошлого века, то помнит и термин «дипломатия канонерок». Канонерка (канонерская лодка) – это легкое морское или речное судно, оснащенное более-менее приличным орудием (орудиями). Первоначально подобные лодки действительно представляли собой гребные шлюпки, применяемые для военных операций на мелководье. Однако со временем значение этого слова несколько изменилось – под канонерками стали понимать мореходные боевые корабли водоизмещением 1500-3000 тонн, которые, однако, оказывались непригодными для эскадренного боя. Это было связано с тем, что где-то с середины XIX века - т.е., с момента перехода паровому флоту - параметры эскадренных судов, такие как скорость, защищенность и т.д., начали круто ползти вверх. А вместе с ними поползла вверх и цена постройки. Впрочем, делать было нечего, поскольку постройка более дешевого корабля автоматически значило его гарантированный проигрыш.

Однако канонерки и не предназначались для подобных вещей. Им не нужно было уметь тем или иным образом соперничать с кораблями основных классов. У канонерок были своя миссия. А именно – подобный небольшой корабль, оснащенный современными орудиями, прекрасно подходил для того, чтобы определять взаимоотношения с теми государствами, которые «нормального» боевого флота позволить себе не могли по причине недостаточного развития. В этом случае канонерская лодка превращалась из скромного вспомогательного судна в реальную «боевую машину». Ее посредственные – но, все-таки, современные - орудия позволяли вести бой на таких дистанциях, где у «технологий предыдущего уровня» просто не было шансов. Причем, речь идет не только по отношению к плавсредствам: зачастую и огонь по береговым сооружениям, рассчитанным на оборону, в лучшем случае, от пушек 16 века (а порой, вообще от стрел и копий) оказывался весьма впечатляющ.

В этом случае одно такое вспомогательное судно могло оказаться решающим фактором, определяющим судьбу того государства, против которого велась агрессия. Как раз о подобном способе «установления контактов» и стали говорить: «дипломатия канонерок»Read more... )

anlazz: (Default)
Одним из самых видимых изменений, происходящих в последнее время, можно назвать полную дискредитацию идеи «мирных протестов». Разумеется, данное явление вряд ли может быть названо особо фундаментальным – скорее, оно выступает в роли удобного индикатора, позволяющего обратить внимание на более глубинные вещи. Однако даже в этом плане подобный факт крайне важен в плане понимания реального устройства мира. Именно поэтому, скажем, завершение последнего украинского майдана можно рассматривать, как ключевой момент в переходе от постсоветского к «постпостсоветскому» миру – к миру, в котором действуют совершенно иные законы, нежели ранее. К сожалению,  процессы общественного мышления крайне инерционны, поэтому в их рамках прежние модели остаются активными даже тогда, когда объективные условия для их существования давно уже исчезли. Именно поэтому представления о том, что могут быть «победные» мирные протесты, оказываются довольно популярными.

Впрочем, сама мысль о том, что современные люди пользуются негодной системой миропредствления, является настолько очевидной, что, скорее, приходится удивляться тому, как долго этот факт доходит до людей. (Впрочем, чего удивлять – система с отрицательной обратной связью: поскольку понимание мира строится на ошибочных критериях, адекватного восприятия реальности ожидать было бы странно.) Однако не менее интересно и то, что же в реальности стоит – а точнее, стояло – за идеями «мирного противостояния». Откуда вообще взялась идея о том, что некоторая масса народа, выступив против того или иного деяния властей, одним своим неповиновением способна привести к отмене этого деяния. Впрочем, говорить о новизне данной мысли было бы сложным – широко известная фраза о подставлении одной щеки после удара по другой насчитывает почти две тысячи лет. Да, и христианство, само по себе, вряд ли может претендовать на первенство в данном направлении, поскольку задолго до его появления подобные мысли высказывались в рамках иных учений. (Например, буддизма.)

* * *

Причем, и в христианском, и в буддистском варианте данная идея оказывалась в определенной степени эффективной – в том плане, что позволяла обрести учениям множество поклонниковRead more... )

anlazz: (Default)
В прошлой части разбиралось известное представление о том, что государство вообще, и его служащие в частности, должны, прежде всего, работать для улучшения жизни народа. И только потом – ради собственного благополучия. Впрочем, там также было сказано и то, что в течение большей части человеческой истории нормой была абсолютно противоположная картина: чиновники и политики, как правило, ставили вопрос собственного благополучия на первое место. Да и сейчас можно легко убедиться в том, что данная максима мало кем соблюдается.  Собственно, даже самые упертые государственники сейчас вряд ли верят, что госслужащие идут работать на свои места исключительно ради чувства долга. В самом лучшем случае, считается, что указанный выбор происходит ради зарплаты  и укрепления личного авторитета. (Который, впрочем,  можно впоследствии так же конвертировать в нужные блага.) Ну, в основном «средний человек» думает о госслужбе как что-то следующего: «неужели, попав на такое место, сам не стал брать?»

Однако указанный процесс – то есть, размывание представления о «честности и скромности, как норме для политика и чиновника» -  это только часть тех фундаментальных изменений, что претерпевает мир в постсоветскую эпоху. Более того, сам по себе он закрывает еще более значительные процессы. А именно – то, что в настоящее время разрушается (а точнее, уже почти полностью разрушился) главный принцип, на основании которого строилась послевоенная политика. Его можно обозначить, как принцип примата интересов граждан. Иначе говоря, любой политик, что бы он ни делал, должен стремиться не к чему ни будь, а к улучшению жизни среднего гражданина страны. Нет, конечно, в рамках закулисных интриг можно было ставить и иные цели – скажем, увеличение прибыли той или иной корпорации. Однако выносить это «закулисье» на официальный уровень было невозможно. Фраза: «что хорошо для Дженерал Моторс, то хорошо для Америки», сказанная Чарльзом Вильсоном (президентом указанной компании) в 1953 году, уже в это время выглядела явным анахронизмом – и приводилась, в основном, для иллюстрации «алчности капитала».

Хотя, если честно, то на самом деле относилась она скорее к недавнему прошлому. Да и в реальности звучала чуть по другому: «…многие годы я думал, что то, что хорошо для нашей страны, хорошо и для General Motors, и наоборот…». Но в 1950 годах даже связывать благополучие страны с благополучием отдельной взятого бизнеса уже было некомильфо – и указанное высказывание было воспринято исключительно в «обращенном» виде. Хотя еще лет двадцать до этого никто бы не увидел в подобном всказывнии ничего, за исключением чистого патриотизма. А лет за пятьдесят – вообще невозможно было воспринимать государственную деятельность за пределами удовлетворения частных интересов. (Разумеется, интересов крупных собственников.) И в том же XIX веке лоббизм – то есть, механизм реализации указанной деятельности – считался нормойRead more... )
anlazz: (Default)
Если кто помнит советское время, то должен помнить и выражение: «депутат – слуга народа». Впрочем, оно относилось не только к депутатам – но вообще, к любым представителям власти. Смысл этого высказывания состоял в том, что каждый политический или государственный деятель должен, прежде всего, бороться за улучшение жизни народа. Причем, желательно бескорыстно. И это не издевательство – если взять, например, СССР, то там такие представители власти, как народные депутаты, реально не получали зарплату за свою деятельность. В период своего «депутатства» они продолжали работать по той специальности, на которой работали до того, как были избраны – и лишь на время поездок на заседание Верховного Совета получали «командировочные». (Верховный Совет в СССР не был постоянно действующим органов, собирался два раза в год на два дня.) Были, конечно, у депутатов определенные льготы и «натуральные» блага – но они, во-первых, не имели сколь либо значительных размеров (ну, там поездка в санаторий или продуктовый паек). А, во-вторых, эти самые «блага», несмотря на это, не афишировались – поскольку и они считались избыточными.

Вот этот самый последний пункт и является самым важным. Поскольку он значит то, что вознаграждение «представителя власти» является с нашей стране нелигитимным. Может быть, возможным – но не желательным. Это относилось не только к депутатам, но и вообще, к любым государственным и партийным деятелям. Да, они могли получать и зарплату, и натуральные выплаты – но, в любом случае, все это не должно было превышать уровень получаемых благ среднего человека. Ну, может быть, оказываться чуть выше. Поэтому все, что превосходило этот уровень, тщательно скрывалось. Неизвестными оказывались даже самые «невинные» выходы – к примеру, увлечение того же Леонида Ильича Брежнева автомобилями или охотой стало известно лишь после его смерти. И сразу же вызвало шквал возмущения - ну, не может руководитель советской страны иметь несколько роскошных седанов в свое гараже! Подобное отношение было к любым «слабостям» советских властей – каждая «роскошная дача» (которую любой современный заместитель руководителя департамента заштатного города счел бы халупой), каждая черная «Чайка» или даже «Волга» (автомобиль среднего класса) – все это являлось просто неприличным. Руководитель, живущий намного лучше, нежели основная масса людей, вызывал однозначную неприязнь.

Впрочем, данная особенность относилась не только к советскому руководству. Подобное утверждение может показаться странным - но и западные политики и чиновники послевоенного времени удивительным образом «полюбили» скромность. Нет, конечно, многие из них были реально богаты, имели деньги, акции, поместья и т.д. Но выставлять на показ данную собственность отнюдь не стремилисьRead more... )

Profile

anlazz: (Default)
anlazz

July 2017

S M T W T F S
      1
2 34 56 7 8
9 10 11 1213 14 15
16 17 1819 20 21 22
2324 25 2627 2829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 02:40 am
Powered by Dreamwidth Studios