anlazz: (Default)
Господин Фрицморген опять обратился к вопросу об образовании. А точнее – он привел &nbsp; <A href="http://domestic-lynx.livejournal.com/194273.html">ссылку</A>&nbsp;на достаточно разумный текст, посвященный ЕГЭ. Тема эта традиционно привлекает огромное внимание наших современников – ИМХО, намного завышенное по отношению к реальной своей значимости. Так вот, в приведенном посте говорилось именно об этом – о том, что ничего инфернального в указанных трех буквах нет. . Это всего лишь экзамен – особенно если понимать, что реальный смысл в нем имеют не пресловутые теста («бланк А»), а те задания, которые следуют за ними (бланки «В» и «С»). Поскольку именно они приносят баллы, которые и учитываются при поступлении в вуз. (При сдаче только тестов поступить куда-либо, кроме техникума, проблематично.) И, в общем, эти задания мало отличаются от традиционных – в том смысле, что для решения их требуются те же знания, что и на обычном экзамене. (Кстати, после того, как сочинения вернули, главная причина критики ЕГЭ исчезло.)

Впрочем, говорить о том, хорошо или плохо ЕГЭ, надо отдельно. Речь тут пойдет немного о другом. А именно, о том, что вышеупомянутый Фритморген, помимо того, что традиционно поддержал указанный Единый Государственный Экзамен – который для него есть несомненное благо, как и все, что было введено нынешним правительством – не преминул заметить, что никакого падения уровня образования сейчас нет. А есть, напротив – его необычайный рост, связанный с… внедрением «обучающего видео». А вот раньше, как он пишет: «тем, кто не любил книги, обучаться было особо не на чем…» Так и хочется ответить – тот, кто не любил книги, просто не умел их готовить. А точнее – не желал этого делать. В том смысле, что человек, не желающий читать, просто не имел потребности в получении новых знаний. О том, почему это было – надо говорить отдельно, тут же можно отметить только то, что сам по себе человеческий разум имеет неотъемлемую потребность в получении информации, и чтобы «отбить» ее, надо еще постараться<lj-cut>.
<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Однако стоит отметить, что уверенность в сложности усвоения книжного текста по сравнению с медийным действительно существует. Вот только проистекает она из того, что до недавнего времени «обучающего видео» действительно, было немного. Правда, в советское время были образовательные фильмы, их даже показывали в школе на уроках – но это, очевидно, не то. Видео же изначально было развлекательным – начиная с того, что по традиции принято называть «научно-популярными фильмами» (то есть, условно говоря, разнообразные «Дискавери» и «Анимал Планет»), и заканчивая… Ну, о том, чем заканчивался этот ряд, тут нет смысла говорить – поскольку и так понятно, что к процессу получения знаний оно имеет весьма отдаленное отношение. Однако и с пресловутым «научпопом» не все обстоит так однозначно, как кажется на первый взгляд. Разумеется, качество его у большинства западных образцов «научно-популярной продукции» очень высоко. В смысле, качество «кинематографическое» - то есть, операторская работа, сценарий и т.п.

И даже сюжет может быть довольно интересный – как это характерно для той же «исторической» продукции BBC. Однако за этим сюжетом, как правило, отсутствует одна очень важная для образования вещь. Да, те или иные факты массовая «видеопродукция» показывает хорошо – намного лучше, нежели учебники. Но вот то, что стоит за указанной совокупностью фактов, она, разумеется, не объясняет. А ведь именно это и является главной целью образования. Дело в том, что знание – а именно его и должен получать человек в данном случае – это не просто совокупность разного рода информации, «заложенной» в память человека. (Как это представляется «обыденному сознанию».) Нет, это нечто большее – а именно, особая структура, описывающая закономерности изменения этой информации в разного рода областях. То есть – метаинформация, если можно так выразиться. А уж дальше на этот «каркас» и нанизывается, собственно, информация в нашем привычном понимании. Собственно, задача его формирования и является самой важной для процесса, именуемого «получением знаний» - поскольку понятно, что ни один, даже самый совершенный метод не способен «впихнуть» в голову всю имеющуюся информацию по любому вопросу.

И, собственно, та самая скучная школьная «работа» по заучиванию формул и усвоению разного рода классификаций (живых организмов, химических элементов или литературных героев), на самом деле является как раз формированием данной основы. Да, в школе данный вопрос организован плохо. С этим спорить тяжело. Причем, не только в современной школе – но и в советской. Да, процесс получения знаний даже требовал не просто изменений, а изменений фундаментальных. (Поскольку уже к 1970 годам стало понятно, что в данной области происходит опаснейший процесс потери мотивации учащихся.) Но, при всем этом, следует понимать – что отказ от идеи формирования «знаниевого каркаса» представляет собой просто отказ от образования. А следовательно – отказ от всей сложной деятельности, лежащей в основании современного индустриального производства. Поскольку это попросту «закрывает» возможность самостоятельного выстраивания своего «информационного поля» - то есть, получения необходимой для любой сложной деятельности информации.
<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Но именно к подобной ситуации и ведет ориентация образовательной системы на «занимательное видео», столь любимое Фритцморгеном. А так же – на любимую им же «геймификацию» или «дистанционное обучение» - словом на все, что не связано с привычной школой. Разумеется, в самих методов ничего ужасного нет - все это всего лишь технологии, достаточно удобные и эффективные во многих случаях. Однако это, всего лишь, технологии получения информации, а не знаний – для которых самое крутое 3Д-видео играет намного меньшую роль, нежели использование «архаичных книг». С формулами и задачами. Поскольку именно формулы как раз и показывают ту самую основу мироздания, которая потому «развертывается» в самые невероятные примеры. И если их не знать – то любые картинки и видеоролики, какими совершенными они не были бы, останутся, всего лишь картинками и видеороликами, а не инструментом понимания Вселенной. Тут, разумеется, надо сказать о вопросах обучения пониманию тех же формул, который для современной школы очень актуален – но тут речь идет не об этом, а о том, что для Фритцморгена и его последователей важно вовсе улучшение данного процесса, а его замена на что-то «более современное».

А главное – стоит понимать, что это есть практически официальная точка зрения, согласно которой дальнейшее развитие должно происходить по направлению «изъятия» указанной основы из образования, сведению его к получению пресловутых «компетентностей». То есть – по сути, к получению «чистой» информации, не связанной в глобальную структуру. И, что самое главное, это не есть какая-то «внешняя диверсия», проводимая тайными силами с целью уничтожить нашу школу – а давняя и популярная концепция, выражаемая очень старым мифом об «избыточности советского образования». Дескать, раньше учили детей не «простым и нужным вещам» - вроде того, как заполнять налоговую ведомость и как писать резюме для устройства на работу – а какой-то зауми, вроде физики и математики. Которые в реальной жизни-то не используются. (На самом деле это не так – я уже писал, что до недавнего времени та же высшая математика реально применялась в инженерном деле. А точнее – была залогом получения высоких результатов, так как позволяла отойти от «проклятия типовых решений».) Или заставляли читать книги – причем, не интересные, вроде Дюма, а какие-то скучные, вроде «Войны и мира». (Про то, что Лев Толстой в одном своем романе описывает проблемы, на порядок более сложные, нежели Дюма-отец и Дюма-сын, вместе взятые, никто, почему-то, не задумывается.)

Впрочем, как уже можно легко догадаться, все это есть не что иное, как отражение особенностей современного мира. Мира, отказавшегося от развития – по уже не раз рассмотренным причинам. В котором, действительно, можно какое-то время существовать, обладая исключительно «компетентностями» - в том плане, в котором их понимают апологеты современности. То есть, отдельно заученной информацией – скажем, правилами и инструкциями. Но это возможно только до тех пор, пока большая часть созданной предками инфраструктуры работает нормально. Когда же она «закончится», закончится и указанная «лафа» - и потребуется или попытаться понять, как же «все это работает». Или же – откатиться назад, до того уровня, который можно будет поддерживать на основании имеющихся знаний. (То есть, того «каркаса», что основывается на «обыденных» явлениях и существует у человека помимо образовательной системы.) Так жить можно – только очень и очень хреново.

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Да, и еще – надо учитывать, что в мире существуют народы, которые «исповедают» несколько иное отношение к образованию. (А точнее – то, которое было характерно для нас несколько десятилетий назад.) Эти народы успешно строят тяжелые ракеты, осваивают производство микропроцессоров и даже запускают процессы управляемого термоядерного синтеза. Причем, что важно – это делают не закончившие советские вузы «дедушки», а вполне молодые люди, для которых занятие наукой или инженерным делом (а вовсе не «заколачивание бабла») есть главная цель в жизни. И хотя понятно, что и у них не все идеально – но все равно, как то обидно наблюдать их взлет. Тогда, когда мы – благодаря десятилетиям непрерывных реформ и копирования «самых передовых образцов» - твердым шагом движемся к уже не раз помянутой ловушке. А точнее – движемся в данной ловушке к закономерному финалу.

Другое дело, что путь этот долгий – и за это время многое еще сумеет поменяться. В том числе, и в нашем отношении к миру…
</lj-cut>
<lj-like />
<A href="http://www.livejournal.com/friends/add.bml?user=anlazz"><IMG title="" src="http://ic.pics.livejournal.com/anlazz/62128340/111137/111137_original.png" align=left></A>
anlazz: (Default)
В последнее время, наблюдая за ситуацией в образовании, все чаще можно увидеть то, что указанная отрасль переживает—как это помягче сказать – не слишком лучшие времена. Впрочем, стоит сказать прямо: именно сейчас к концу подходит главный «ресурс», оставшийся с советского времени — учителя. Со всем остальным еще можно справиться — и, вроде-бы, справляются: финансирование образования сейчас больше, чем десять (а уж тем более, двадцать лет назад), школы ремонтируют — не все, конечно, но все же откровенного ужаса тут не видно. Учебники издают, разного рода мультимедийные пособия выпускают, некоторые вещи даже в 3д-формате — что есть несомненный плюс. Но ситуация с преподавательским составом от этого не улучшается. Причина проста — уходят старые советские кадры, а новые педагоги, что приходят на их место, оказываются «немного не такими».<P></P><P>Причем, речь идет даже не об уровне знаний и умений, и даже не о том, что мало кто из молодых согласен работать на имеющуюся зарплату. На самом деле, и такие находятся — да и зарплата учителя сейчас, как уже говорилось, не столь нищенская, какой она была лет 15 назад. Однако , эта самая молодежь ведет себя несколько по-иному. В том смысле, что она является — как это сказать — на порядок более «адаптируемой» к жизни, нежели «старые кадры». То есть, даже работая в школе, она делает исключительно то, что влияет на зарплату, карьеру и т.&nbsp;д вещи. Желание это, разумеется, вполне объяснимое: учителя — не рабы, а такие же люди, желающие более-менее хорошо жить. Вот только в существующей системе выполнение этого желания оказывается связанным с чем угодно, но только не с уровнем знаний детей. В результате чего сейчас часто можно увидеть педагогов высшей категории, имеющих разнообразные грамоты, звания и места в конкурсах, которые учить детей не умеют вообще. Да, именно так — поскольку все свои таланты они используют для другого. (Начиная с отбора «умных» - в смысле, более-менее обученных учеников — и заканчивая правильным заполнение нужных бумаг. )</P><P>Собственно, удивление тут было бы странным — поскольку именно такая тактика есть вообще оптимальное поведение для нормального человека, желающего жить нормальной жизнью. <lj-cut>Но для общества, разумеется, она обходится очень дорого — причем, самое плохое тут то, что ничего сделать для устранения проблемы не представляется возможным. Ведь все попытки усилить контроль приведут только к одному — к тому, что педагог будет работать исключительно ради этого контроля. Да, собственно, современная ситуация с приоритетом бумажной работы происходит именно из данной особенности. Что поделаешь — ловушка, она такая...

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
<P></P><P>Впрочем, как уже не раз говорилось, выход из данного положения, все-таки, есть. Правда, весьма специфический и возможный в очень специфической ситуации, поэтому о том, когда и как он будет найден, надо говорить отдельно. Пока же можно только посоветовать читать «Педагогическую поэму» Макаренко — причем, особо обращая внимание на описание его взаимодействия с «народобразом». Тут же хочу обратить внимание не другое. А именно — на то, что для обыденного сознания существование в «искаженном мире» ловушки является настолько невыносимым, что, не имея возможности «обыденно» выбраться из нее, оно старается создать такую картину мира, при котором искажения не были бы заметны. (Так же, как человек, надевший деформирующий изображение очки через некоторое время перестает замечать это.)</P><P>Применительно к ситуации в образовании подобный эффект проявляется, во-первых, в том, что падение его качества постоянно оспаривается. Ну да, тяжело найти хорошего специалиста — при том, что формально этих специалистов переизбыток. Так это от того, что уровень производства вырос! (Как говориться: что?!! В стране, где тридцать лет назад запускали сверхтяжелые ракеты — а теперь строительство автосборочного завода выглядит хайтеком!) Да, наши школьники и студенты все реже занимают высокие места в международных олимпиадах. Но ведь занимают же! (Особо «умные» могут тут привести результаты США или европейских стран, где данный уовень тоже падает — правда, не говоря, в пользу каких стран.) Ну, а об общем падении уровня грамотности лучше вообще не говорить — в конце концов, сейчас везде автопроверка и автозамена...</P><P>Впрочем, когда указанных аргументов начинает не хватать, приходится переходить ко «второму варианту». А именно — к утверждению о том, что и «тогда все было не так». Тем более, что, как уже говорилось, спеллчекеров не было, а так же не было Интернета с Википедией. Да и вообще, автоматизация интеллектуальной деятельности была на порядки ниже. А с распространением информации в «доэлектронную эпоху» вообще была беда: печатные издания стоили дорого (дороже, нежели сейчас), занимали много места и были маломобильны. Так что рутинная в настоящее время деятельность по «добыванию» информации еще лет двадцать назад представляла настоющую проблему. Но даже в подобном случае можно увидеть, что уровень реализуемых тогда проектов, как уже говорилось, на порядки превышал все, что делается сегодня.</P><P>И тогда на помощь приходит еще один способ самообмана. А именно — высказывается, что да, в неких «абстрактных» вещах советские были умнее, но в конкретных, житейских — наши современники дадут им фору. Правда, тут становится непонятным: что же такое — это «абстрактное»? Если речь вести о знании той же математики — в том числе, и высшей — то как раз оно было вполне себе практическим. Скажем так — до того, как компьютеры стали массовыми, а вместе с ними стали возможными и массовые «численные» решения задач — то в инженерной деятельности приходилось реально применять разного рода математические формулы. (Да, лично сталкивался с людьми, которым проще было просчитать какую-то головокружительную формулу, нежели решать задачу на компьютере.) Или то же, кажущееся сейчас полностью отвлеченным, знание литературы в свое время на порядок упрощало коммуникацию — в том смысле, что давало некую общую культурную базу, на которую можно было ссылаться. Что же касается грамотности — то о ней вообще лучше не говорить: если даже сейчас, когда в основном применяются компьютерные формы взаимодействия, пресловутые «девочки» умудряются напортачить в документах, то страшно представить, что бы они делали, если бы надо было писать все от руки!</P><P>И это еще не говоря о том, что данные «абстрактные» знания представляли собой единую систему, на основании которой потом выстраивались уже чисто профессиональные умения. Кстати, именно это позволило в свое время постсоветским людям очень быстро освоить все «новые профессии», порожденные капитализмом — начиная от программирования и заканчивая финансовым учетом. Что, кстати, было далеко не очевидным — в начале 1990 годов западные спецы настраивались на то, что они будут вести себя с наивными русскими, как с папуасами. То есть думали, что будут вертеть «новорусской элитой» по собственному желанию. (Как вертят разного рода «своими сукиными сынами», наподобие Хусейна.) А в реальности эта самая «элита» уже через десять лет повела свою политику. Да, политику, противоположную интересам большинства, политику антинародную — с этим никто не спорит. Но свою. И сейчас вполне профессионально играет в самой «высшей лиге». Правда, для большей части страны от этого не становится легче — но разговор то идет не об этом.

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
<P></P><P>То же, что при всем этом советские граждане оказались беззащитными перед «манипуляцией» - в том смысле, что приняли антисоветскую систему, на самом деле с вопросом о знаниях и образовании практически не пересекается. В том смысле, что знания, необходимые для принятия верного решения в данном случае находятся настолько «глубоко», что владение ими для масс тогда, как же, как сейчас, было практически исключено. В том плане, что даже самые умные люди на основании самого лучшего школьного и вузовского образования вряд ли могли промоделировать ситуацию таким образом, чтобы получить будущую реальность. (Да что там — в общем, разрешить данную задачу было невозможно и докторам наук.) Для этого требовалось владение диалектическим мышлением — а с последним, как можно понять, у человечества всегда была «напряженка». Кстати, совсем недавно, мы могли наблюдать практически тот же самый случай - в том смысле, что уже современники совершают практически ту же самую ошибку общественного сознания. Да, речь идет об Украине, где события начала 1990 годов повторились практически точь-в-точь. Но уже при наличии ярчайшего примера подобного! (Да что там Украина — вон у нас в РФ есть масса людей, которые не против были бы устроить тут майдан, хотя все беды, несомые им, они могут наблюдать в реальном времени.)</P><P>Так что к образованию и его задачам все это не имеет ни малейшего отношения. А точнее — имеет, но исключительно в том плане, что показывает, куда же должна двигаться данная область человеческой деятельности в плане своего развития. Но разумеется, говорить об этом в условиях, когда и намного более простая цель — дать людям необходимые им для работы знания — не может быть достигнута, было бы смешно.</P><P><SPAN lang=en-US>P.S. </SPAN><SPAN lang=ru-RU>Речь идет именно о системе массового образования — поскольку понятно, что в «частном порядке» диалектическим мышлением может овладеть каждый человек. Вот только играть решающую роль в исторических процессах этим отдельным людям в любом случае очень и очень тяжело.</SPAN></P><P></lj-cut>

<lj-like />


</P>
anlazz: (Default)
Недавно товарищь Балаев перепостил небольшую серию ( пост и пост) материалов, посвященную педагогике, в которой –если опустить отдельные политические моменты – были подняты достаточно интересные вопросы, связанные с данной областью. В частности, это касается идеи разделения в образовании по «уровню способностей». На самом деле, конечно, это самое деление (на способных и нет) выходит далеко не только за рамки представленных материалов, но и за пределы вопросов педагогики, как таковой – и выступает одним из базисных положений классового общества. Но в такой расширенной трактовке его рассматривать надо отдельно. Тут же стоит обратиться именно к частному случаю –а именно, к концепции, которая гласит: ученики делятся (условно) на умных, средних и глупых – и для каждого из них нужна особая форма обучения. На первый взгляд может показаться, что это безусловная истина: в самом деле, одинаковых людей не существует, а наличие «персональной» образовательной программы есть, несомненно, положительная вещь. Однако есть некоторая тонкость, которая все меняет…

Собственно, беда у данной модели та же самая, как и у любых иных концепций, основанных на идее неравенства: в ее рамках считает, что указанные способности группируются около определенных «полюсов». Иначе говоря, что можно выделить две или три группы, которые оптимальным образом охватят весь спектр. Хотя на самом деле все обстоит гораздо сложнее, и «индивидуальный оптимум» в системе образования, разделенной на три группы, будет не намного ближе к реальности, нежели «неразделенном случае». Так что указанное преимущество «дифференцированного обучения» оказывается эфемерным. Впрочем, это еще цветочки. Ягодки можно увидеть, если мы начнем рассматривать ситуацию в обучении чуть подробнее. И увидим – даже оставаясь на позициях наличия пресловутых «способностей» - что последние (даже если они и существуют), на деле являются этакой «вещью в себе». В том смысле, что реальный смысл они обретают только тогда, когда развиваются во что-то нужное общество посредством системы обучения. Ну, вот не существует от природы умения решать квадратные уравнения, рассчитывать напряжения круглой балки или вышивать крестиком – поскольку ничего этого в природе нет и быть не может. А значит, само данное умение формируется уже искусственно – даже если к этому и существуют «природные» предпосылки.

Но для того, чтобы указанное формирование произошло, должна существовать особая система, занимающаяся им. Эта система существует, и именуется образованием. Проблема состоит в том, что она, при этом (как и любая иная система) обладает своей внутренней структурой. Последнее, в свою очередь, порождающую особую логику, которая очень быстро рушит кажущуюся столь стройной концепцию «разделенного образования». Ведь мы не должны забывать, что образовательные учреждения не парят в вакууме – а существуют в обществе, охваченные разного рода обратными связями. Так вот, в случае с идеей «разделенного обучения» эти самые связи оказываются всегда положительными. Не в том смысле, что они положительно влияют на рассматриваемый предмет – а в том, что они ведут к усилению и углублению существующих тенденций. Причина этого проста: работать с «умными» учениками всегда приятнее, нежели с «глупыми». (То есть, в реальности – с образованными и необразованными.) Да и результаты этой работы в виде высоких отметок, побед на олимпиадах и т.д., так же прекрасно видны. В результате те педагоги, которые получают возможность обучать «хороших» детей, в любом случае оказываются «передовиками производства» по сравнению с теми, кто старается «вытащить со дна» тех, кому не повезло там оказаться.Read more... )

Profile

anlazz: (Default)
anlazz

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3456789
10111213141516
1718 19 20212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 04:15 pm
Powered by Dreamwidth Studios