anlazz: (Default)
Раз уж все сейчас – в связи с известными событиями в США – вспоминают пресловутую Конфедерацию, то полезно будет напомнить о некоторых ее особенностях. И, в частности, о том, какой социальный строй был в данном – ну, скажем так, государстве. А точнее, том государстве, которым были США до принятия пресловутой 13 поправки к Конституции страны. Когда, как известно, там существовало рабство – и даже подавляющая часть т.н. «отцов-основателей» происходила из рабовладельцев. Более того – «рабовладельческий сектор» до определенного времени обеспечивал значительную часть общественного производства Соединенных Штатов, а в некоторых отраслях – например, в хлопководстве – он вообще выступал основой производственной системы. Кстати, экспорт хлопка в то время занимал большую часть экспорта Соединенных Штатов вообще – составляя более 60% его процентов. (При этом на американский хлопок в мире приходилось порядка 70% от всего производства!)

Поэтому массовое производство хлопка в других регионах – например, в той же Индии— началось только после американской Гражданской войны, очень сильно ударившей по указанной отрасли. Такова была важность «рабовладельческого сектора» в стране, которая позиционировала себя, как «бастион свободы»! Тем не менее, капиталистическая ее природа ни у кого не вызывала сомнений – ни тогда, ни сейчас. Тому ученику, который бы заявил, что в США, скажем, 1850 года был рабовладельческий строй, двойку поставили бы и сейчас, и полвека назад. Да и в самом 1850 году сделали то же самое – хотя тогда понятия «рабовладельческого строя», разумеется, не было, но заявлять о том, что Соединенные Штаты подобны античным государствами все равно являлось глупостью. Поскольку все прекрасно понимали, что современные США – не древний Рим, несмотря на то, что там рабы – и тут рабы. Напротив, все прекрасно видели ту разницу, которую Штаты представляли даже не с античностью – а с существовавшими в то же время феодальными государствами.

Впрочем, рабы в это время были не только в США – а практически во всех развитых странах. Правда, в их колониальных владениях. Начиная от Испании и заканчивая … Францией! Да, страна «свободы, равенства, братства» использовала труд черных невольников вплоть до 1848 года.Read more... )

anlazz: (Default)
Наверное, вы будете смеяться, но я опять обращу внимание на Фритцморгена. А именно - на его недавний пост, посвященный известной проблеме: тому, что же первично - курица или яйцо? Простите - граждане или государство? Как пишет данный блогер, в недавнем опросе Левада-Центра выбор в пользу «прав отдельно взятого человека» поддержало всего 13% опрошенных. То есть, большая часть россиян не видит особого смысла в подобных вещах, предпочитая... А вот о том, что предпочитают россияне, Фритцморген и решил узнать, предложив, на выбор, три альтернативы:
Во-первых, «...государство является всего лишь надстройкой над обществом, единственная задача государства — обслуживать людей, предоставлять качественные услуги гражданам
Во-вторых, «...человек относится к государству как клетка к живому организму. Разумеется, права отдельных клеток также должны по возможности учитываться, однако интересы организма в целом, конечно же, гораздо важнее
Ну, и, в-третьих, «...свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Государство имеет очевидное право ущемлять граждан в тех случаях, когда оно должно сделать выбор: ущемить группу А или ущемить группу Б. Этот выбор должен делаться не случайно, а по соображениям законности, справедливости и практичности

Судя по всему, сам Фритц поддерживает «третий вариант», поскольку именно он сформулирован наиболее обтекаемо: не ущемлять граждан случайно, а делать это по соображениям законности, справедливости и практичности. Ну, как тут спорить? Утверждать, что давить ту или иную группу надо чисто по воле слепого случая, вне всякого закона, справедливости, да и вообще, здравого смысла? Надо быть полным идиотом, чтобы спорить с подобным. Два же «предыдущих» выбора, судя по всему, даны исключительно для того, чтобы «оттенить» эту самую идею «умеренного прогресса в рамках законности». И представляют собой либеральное и тоталитарное восприятия проблемы. А точнее, «либеральное» и «тоталитарное» - в том смысле, что представляют собой типичное отображение этих «крайностей» в современном общественном сознании. Сравнивая себя с которыми, обыватель в очередной раз убеждается в собственном здравомыслии и практическом уме…Read more... )
Если же подобной цели не ставить, то можно заметить, что указанные варианты, в конечном итоге, имеют одну и ту же основу. А именно – они относятся к вполне определенному представлению о мире, характеризующемуся, в частности, тем, что под государством тут подразумевается не государственный аппарат – то есть, особая «машина насилия», созданная как раз для того, чтобы угнетать и подавлять – а общество в целом. Но при этом данное общество воспринимается, как нечто «внешнее» по отношению к отдельным людям. Даже в «тоталитарном» варианте. А точнее, именно в «тоталитарном» варианте это отчуждение доведено до крайнего предела – в том смысле, что тут отдельно взятого гражданина доводят до состояния «клетки». Впрочем, это уже детали – важно то, что поставленная в начале поста дилемма: «человек для государства или государство для человека» - в подобном случае меняется на дилемму «человек или общество».

Но так ли верно подобное тождество? В смысле, можно ли однозначно отождествлять общество и государство? Разумеется, нет. Дело в том, что государство – как аппарат насилия – разумеется, может ущемлять некую «группу А». Причем, действительно, мотивируя это требованиями законности, целесообразности и даже справедливости. Таковых примеров можно привести множество. Вот только есть в них некая тонкость, опущенная – не важно, сознательно или нет – Фритцморгеном. А именно – это самое ущемление «группы А», как правило, происходит не просто так, а в интересах некоей «группы Б». Причем, именно эта самая «группа», как правило, и выступает заказчиком и «спонсором» указанного выше аппарата. (Ну а как же иначе – чиновники и полицейские за спасибо работать должны?)

Подобное положение принято именовать «классовым обществом», а «группу Б» - правящим классом, ну, а описанное выше положение – классовым угнетением. Которое оказывается связанным вовсе не со злой – превратить всех в «клетки» — или доброй – дать порядок в рамках законности и целесообразности – волей государства. А с тем, что некая, как правило небольшая, группа «хозяев мира» желает «сладко есть и мягко спать». Ну, и самое главное, желает, чтобы никто не мог посягать на сложившийся порядок вещей – в том смысле, чтобы отсекались иные желающие пробиться в «сладкоедящие и мягкоспящие». И поэтому стремится, чтобы большая часть населения как можно сильнее «прониклась» их интересами – позабыв свои. Не важно – добровольно, попав под действие идеологической обработки, посредством экономического давления, ну, или благодаря физическому насилию. Все это мелочи, важно другое. То, что одним в указанной системе желательна полная свобода — то есть, возможность реализовывать все свои желания. (А государство при этом действительно должно эту возможность обслуживать.) А другим – необходимо стать той самой, «функциональной клеточкой» единого государственного организма. Точнее – единой системы удовлетворения желаний «хозяев мира».

* * *

То есть, получается, что для «высших» в подобной потребен «либерализм», а для «низших» - «тоталитаризм», Ну, а вместе все это образует то самое «рациональное общество», столь милое обывателю, со всеми его ширмами в виде «законности», «рациональности» и даже «справедливости». В том смысле, в котором последнюю понимают в рамках господствующего общественного сознания. (Для которого, например, справедливо будет то, что хозяин получает больше работника, поскольку он же вложил свои средства в бизнес. Или, например, то, что депутат Госдумы может иметь зарплату, на порядок большую, нежели врач или учитель – ведь у депутате «намного больше ответственность». Ну, по крайней мере, так считают сами депутаты.)

Так что, если привести описанные Фритцморгеном варианты ответа к классовому пониманию реальности, то их можно заменить одним. А именно, ответом на вопрос о том, является ли нормальным такое положение, при котором одни люди могут – посредством государственного аппарата – подчинять себе других. Или же следует подумать об иных вариантах – о тех, которые сводятся именно к взаимоотношению человека и общества, исключая жадную и хищную кучку «хозяев». Впрочем, о последних надо говорить отдельно. Тут же можно только отметить то, что в условиях отсутствия классовой эксплуатации дилемма «общество или человек» лишается своей категоричности, поскольку в данном случае человек оказывается и составной частью общества, и его главной целью. (Так как общество есть не что иное, как механизм обеспечения человеческого существования.) Ну, а вопрос «гражданин или государство» в подобном плане, как можно догадаться, вообще теряет смысл – поскольку государство, как аппарат организованного насилия при устранении классового деления теряет смысл.

Но все это только при выполнении вышеуказанного условия…

anlazz: (Default)
Удивительно, но опять, не счесть, в какой раз, блогосфера «перетирает» возможность начала Мировой войны. В данном случае из-за Северной Кореи. Надо сказать, что тема эта не новая: предпоследний «акт» ее был, кажется, в мае. Тогда так же было много шума по поводу того, что американские войска вторгнутся в КНДР – если только последняя не прекратит свою ракетную программу. Даже авианосцы к берегам Корейского полуострова «подгонялись». Правда, кончилось все это мирно – корейцы запустили свою очередную баллистическую ракету (неудачно). А США разразились гневной риторикой – впрочем, сошедшей на вполне примирительный тон. И вот, кризис нарастает снова – практически, по известной фразе Виктора Степановича Черномырдина: «никогда такого не было – и вот опять»…

В том смысле, что КНДР опять запускает свои баллистические ракеты – а США разражается очередными гневными фразами, обещая стереть в порошок ненавистного Ким Чен Ына. (Но через некоторое время тон сменяется на менее резкий – совсем, как в недавнем прошлом.) Правда, можно сказать, что идет развертывание американской системы ПРО в Южной Корее, да и вообще, усиление военной группировки, но… Но при этом понятно. что реально эти действия оказываются недостаточными для того, чтобы обеспечить гарантированную легкую победу американцев над «диктатурой Ына». Собственно, это ясно даже партнерам Штатов по НАТО, заявляющим, что военная операция на Корейском полуострове их не касается. Кстати, ссылаются они при этом на устав данного военного союза, действительно не обязующего его членов участвовать в военных действиях на территории Юго-Восточной Азии.

* * *

Правда, до этого подобные ограничения мало кому мешали. Когда надо было помочь разбомбить каких-нибудь арабов или афганцев, НАТО всегда готово было предоставить свою помощь. Причина проста – промедление в подобном случае грозило оставить «партнеров» США без легкой и гарантированной победы, а равно – и без малейшего контроля над оккупированной территорией. (Хотя и в этом случае все плюшки доставались «старшему брату», а союзники вынуждены были лишь подбирать на ним крошки.) Но, даже в самом худшем случае, там речь шла только об упущенной выгоде. По отношению к КНДР дело обстоит иначе, поскольку война с ней с самого начала оказывается вовсе не пресловутым «разгоном папуасов», а серьезной войсковой операцией. Что в условиях современного западного мира оказывается очень и очень сложной вещью. Read more... )

anlazz: (Default)
Удивительно, насколько одинаковы сейчас тенденции, происходящие в самых различных областях. Идет ли речь о вещах «конкретных», таковых, как продукты питания, одежда или бытовая техника, или о явлениях более «общих», к примеру, об образовании или здравоохранении – везде можно отметить одно. А именно – то, что чем дальше, тем менее пригодными они становятся для… исполнения тех функций, ради которых и создавались.

В том смысле, что продукты питания превращаются в какую-то странную субстанцию, с сомнительной пищевой ценностью, и вкусом, определяемым исключительно химическими добавками. Причем, это не только тенденция не только для РФ, где засилье суррогатов принято объяснять общей бедностью. Нет – подобное превращение охватывает весь мир, включая США со всем его богатством. Да, пока еще существуют отдельные «островки нормальной еды» - к примеру, в Европе – но чем дальше, тем меньше их остается. Тем более, что в условиях надвигающегося кризиса все сложнее становится удерживать существования «местного» сельского хозяйства – то есть, хозяйства, не включенного в мировое разделение труда и работающего лишь на местный рынок. А ведь именно это и выступало источником качественных продуктов.

То же самое можно сказать и про одежду. Которая, во-первых, становится все менее прочной – давно уже миновали те времена, когда джинсы можно было носить даже не годами, а десятилетиями. И сейчас найти вещь, пригодную к носке хотя бы на протяжении нескольких сезонов, очень и очень проблематично. Но самое интересное в указанной тенденции даже не это. А то, что все более превращающиеся в одноразовые вещи вдобавок ко всему еще приобретают все более странный и малофункциональный вид. В том смысле, что чем дальше, тем меньше они выполняют свою главную функцию, ради которой одежду изготавливали в течение тысячелетий – защиту от воздействий внешней среды. И одновременно – все более превращаются в нагромождение нелепостей, далеких от любого соприкосновения с эстетикой. Та же «высокая мода» давно уже стала каким-то собранием даже не фричества, а откровенного торжества безобразного. В том смысле, что ничего, кроме безобразного и нелепого, там давно нет. Впрочем, это не было бы проблемой, если бы тенденции «оттуда» не переносились в нормальный мир. Но нет – этот процесс идет, и идет довольно активно… (Скажем, та же «рваная одежда» или шаровары фасона «обосрался и пошел» широко наблюдаются в повседневной жизни.)

* * *

Но если с вопросом «порчи» продуктов, одежды или иных товаров – начиная с предметов обихода и заканчивая автомобилями – еще можно как-то смириться, то вот «порча» системных, структурно-важных вещем, таких, как образование или здравоохранение вызывает серьезную тревогу. <lj-cut>Самое же неприятное тут то, что данный процесс проистекает совершенно независимо от того, насколько с ним пытаются бороться. А скорее наоборот – как только начинается «борьба за качество», то последнее резко падает. Об этом, впрочем, я уже неоднократно писал и повторяться тут не буду. Отмечу только то, что этот процесс так же не является исключительно российской особенностью – а напротив, РФ переживает равно те же проблемы, что и весь мир. Про то же образование и его кризис много пишут и в США, и в Европе, и в Японии (!). (Хотя последняя страна, вроде бы, издавна славилась высоким уровнем знаний.) То же самое и про медицину – несмотря на то, что средства в данную область текут огромным и все возрастающим потоком, все больше становится опасений даже не в том, что они используются все хуже и хуже. Нет, чем дальше – тем больше становится опасений о том, что та глянцевая картинка отрасли, что создается массмедиа, имеет малое отношение к реальности. И что стоит ожидать не стагнацию даже, а откат в прошлое – если честно, малоприятное.

И единственной причиной, не дающая упасть и образовательному, и здравоохранительному уровню развитых стран выступает  наличие в целом здорового и образованного населения. Особенно того, что относится к старшим возрастам – от 50 и выше. Поскольку эти люди, выросшие в период «Золотых десятилетий» человечества, получили одновременно и хорошие знания, и огромный запас здоровья. (Впрочем, первый и второй критерий, в целом, взаимосвязан – человек образованный более склонен к здоровому образу жизни.) Именно поэтому современная статистика может показывать все более увеличивающуюся продолжительность жизни – даваемую как раз за счет большего выживания «старших возрастов». (Кстати, с этим же эффектом, только имеющим обратный знак, была связана аномальная советская сверхсмертность – когда люди жили, в целом, меньше, нежели это должно было быть при имеющимся уровне медицины, гигиены и питания. Дело в том, что тогда старшие поколения имели в «анамнезе» детство, юность и молодость, проведенную в доиндустриальном мире, с его традиционно высокой смертностью – и никакая развитая медицина не могла это перевесить. Впрочем, это – совершенно отдельная тема.)

Тут же стоит указать только на то, что подобная особенность создает несомненные проблемы в плане даже не выработки способа борьбы с указанной бедой, но даже в самом понимании того, что в современном мире что-то идет не так. Впрочем, что касается «обычных» товаров, то с ними дело обстоит равным образом – особенно, если речь идет о чем-то «долговременном», имеющем длительный период эксплуатации. А ведь такового очень много – это, прежде всего, разнообразная инженерная инфраструктура, начиная от дорог и заканчивая электростанциями – которая, по сути, и обеспечивает существование нашей индустриальной цивилизации. Это промышленные и жилые здания, это заводы, это, наконец, значительная часть военной техники. Все это создавалось в совершенно иную эпоху, по совершенно иным критериям, нежели сейчас. И поэтому прекрасно работает –порой настолько надежно, что порой единственным способом прекратить работу выступает волевое решение… заменить старые технологии на «нечто современное». Скажем – классическую энергетику на «зеленую». При этом официальной причиной данной замены объявляется нечто донельзя нелепое – вроде изменения климата. Ну, а реальной…

А реальной причиной является вполне обоснованное стремление производителей продавать как можно больше оборудования. Причем, желательно «современного» - поскольку, по «старым» технологиям осталось еще много «старых» же специалистов, получивших образование десятилетия назад, и съевших на своем деле ни одну «собаку». А вот по этой самой «зеленой фигне» делами заправляют современные «мальчики», для которых красивая презентация намного важнее скучных технических параметров. И которые в процессе подписания многомиллионных соглашений руководствуются чем угодно – кроме реального знания процесса. Причина подобного положения уже не раз объяснялась: дело в том, что в условиях работающей энергетической – да и любой иной – системы главным критерием продвижения по службе (и, как следствие, получение доступа к ответственным решениям), становится все что угодно, только не умение работать. Зачем – все же и так действует? А вот правильно составить доклад, обеспечить «продвижение продукта» или какой-нибудь «прорывной идеи» - это всегда востребованное дело. 

* * *

Именно поэтому чем дальше, тем меньше реальные (технические) параметры становятся определяющими факторами в принятии решений, и тем больше оно начинает зависеть от чего-то другого. От чего – не важно, хоть от фазы Луны, сути это не меняет. В любом случае, продажи происходят не ради их. Вот тут то мы и подходим к пониманию сути разбираемой проблемы. Поскольку то же самое можно сказать и про все вышеуказанное – начиная с колбасы и заканчивая образованием. А именно – дело в том, что чем дальше, тем меньше практически все, что создается современным миром, начинает реально покупаться (приобретаться) ради какой-то практической цели. Точнее – ради цели, под которую изначально разрабатывался данный товар или услуга. В том смысле, что пылесос – чтобы пылесосить, сосиски – чтобы утолять голод, лекарства – чтобы бороться с болезнями, а образование – чтобы обретать знания. Теперь на смену всего этого приходит одна-единственная цель – продажа. Все, что делается – создается лишь для того, чтобы быть проданным. Не важно, прямо – когда граждане покупают в магазинах, или косвенно – когда речь идет о сложной системе государственного финансирования. (Как для школ, больниц или электростанций.)

Подобное общество совершенно издевательски получило название «потребительского», хотя на самом деле, оно должно было носить название «антипотребительское». В том смысле, что реальное потребление – то есть, удовлетворение членами социума своих настоящих потребностей – в нем находится на последнем месте. А главным, как уже было сказано выше, выступает акт продажи. Ничего удивительного в этом нет: как известно, в капиталистической экономике никакого потребления не существует. Есть только известный круговорот капитала – да, тот самый, Деньги – Товар – Деньги’. (Или Товар – Деньги – Товар', в зависимости от того, как смотреть – но это, разумеется, уже излишние подробности.) В том смысле, что основной задачей капитала является обеспечение своего прироста – пускай и через товарное производство. Впрочем, если можно обойтись без последнего – путем чистой спекуляции – то это еще лучше. Но даже если приходится делать что-то реальное – то лучше всего, чтобы это «что-то» было, во-первых, как можно дешевле. (По себестоимости – впрочем, это «правило» давно известно.) Ну, а во-вторых, чтобы оно было как можно лучше продающимся.

И поэтому сложившаяся ситуация (с падением уровня удовлетворения потребностей при росте уровня продаж) может рассматриваться не просто, как нормальная – но как единственно возможная в текущих условиях. Поскольку для капитализма никакой задачи удовлетворения потребностей никогда и нигде не существовало. И существовать не может. И единственной причиной того, что ранее эта задача, все-таки, решалась, является то, что ранее капитализм находился менее развитой фазе, нежели сейчас. Хотя, если честно, то «порча товара» сопутствовала его развитию всегда – еще Маркс писал об фальсификации товаров, как о обычном явлении в свое время. Правда, тогда значительная часть их – как, к примеру, продукты питания – приобретались у мелкобуржуазных производителей, живущих наполовину представлениями докапиталистического мира, что сглаживала указанную проблему. Но даже в то время падение качества производимых товаров было актуальным. (Да что там говорить про продукты – даже в такой, казалось бы, нефальсифицируемой области, как создание военной техники, в то время были постоянные скандалы, связанные с, как бы это сказать помягче, не совсем высоким качеством. Особенно сильны они были в Российской Империи, как стране бедной и не имеющей колоний – куда можно было бы сбывать откровенных хлам. А потому, очень сильно страдающей от указанного момента.)

* * *

И лишь последующие события – а именно, Революция 1917 года и образование СССР – изменили данную тенденцию. Более того, они создали «обратное» направление, связанное с ростом качества всего – начиная с продуктов питания и заканчивая образованием. Но это, разумеется, уже совершенно иная тема. Тут же стоит отметить только то, что с падением «Советской Тени» ничто уже не может мешать «истинной природе» капиталистического мира проявляться все сильнее и сильнее. Так что нет никакого основания думать, что сегодняшнее состояние «порчи вещей» может быть исправлено. Скорее наоборот – чем дальше, тем чаще нам будут встречаться такие ее проявления, о которых еще недавно было невозможно представить. И вот тогда известный миф о том, что «капитализм – есть качественные товары» будет разбит окончательно. Это – неизбежность, связанная с системными свойствами существующего мира. И одновременно – явление, ведущее к столь же неизбежным переменам. В конце концов, разве еще лет десять назад утверждения о том, что при конкуренции продукты становятся хуже не казались бредом? А сейчас о «соевой колбасе» говорят даже с телеэкранов.

Правда, сделать следующий шаг—после признания современного мира миром падения качества –кажется уже сложнее. Но это только так кажется…
</lj-cut>
<lj-like />
anlazz: (Default)
В прошлом тексте был рассмотрен таксистский агрегатор Uber, который для многих выступает символом современного прогресса. В том смысле, что, во-первых, позволяет уменьшить затраты на услуги такси. Во-вторых, позволяет оптимальным образом (точнее, образом, выглядящим оптимальным) распределить работу водителей. А, в-третьих, имеет капитализацию, превосходящую капитализацию крупных промышленных компаний – в 1,5 раз больше, нежели Газпром со всей его инфраструктурой. Хотя, конечно, последний пункт, по идее, должен больше настораживать. Но если опустить его, то никаких сомнений в том, что «с Убером лучше, чем без Убера», быть не может…

Однако, как уже говорилось, есть некоторые нюансы, которые позволяют оспорить данный тезис – а заодно, и в очередной раз увидеть «изнанку» современного мира. Не сказать, чтобы приглядную – и намного выходящую за пределы указанной темы. В том смысле, этот пример показывает, что происходит, когда существующая проблема в общем-то, решается – но делается это так, что лучше бы этого не делалось. (То есть, все происходит, как в том пошлом анекдоте про мужика, который попросил у Золотой рыбки член до пола – а она ему укоротила ноги. Или, если сказать более возвышенно – как в широко известных европейских легендах про договор с дьяволом – в котором нечистый в обмен на душу обязывался выполнить те или иные пожелания. Но в связи со своей природой делал это так, что это выглядело с максимальными проблемами для просителя. )

Об основании для подобного положения, впрочем, будет сказано несколько позже. Пока же заметим, что указанная компьютеризированная система управления заказами – на самом деле, довольно удобная и прогрессивная вещь. Более того, системы подобного толка начали появляться задолго до Убера –единственно, что они были локальны, и объединяли таксомоторы одного города или района. Тем не менее, заказ машины через Интернет даже лет десять назад не был экзотикой –и единственное, чего не хватало, так это прямого геопозиционирования. Но и последнее стало неизбежным после массового распостранения смартфонов со встроенным GSM модулем. Так что никакие прорывные технические нововведения в пресловутом Uber'е не применялись. «Взяла» она другим. Тем, что позволила легко присоединяться к системе «несистемным» участникам – то есть, тем, кто иначе не позиционировал себя, как таксиста.

Именно данная новация и оказалась одновременно причиной оглушительного успеха Убера, его популярности и среди водителей, и среди клиентов. Но одновременно – и причиной, показывающей, почему к каждому современному нововведению надо относиться с осторожностью. Ведь если основной смысл программы состоит в массовом притоке на рынок таксистских услуг новых участников, то следует понимать, что это есть не что иное, как действие, ведущее к уменьшению количества благ для каждого из них. <lj-cut>Причина проста – рынок этот, так же, как и все иные рынки, давно уже поделен-переделен. Расти ему некуда, а значит, каждый новый игрок только может отобрать какую-то часть его у остальных. Собственно, это верно по отношению к любой мелкобуржуазной экономике. Например, самый хрестоматийный пример подобного явления – аграрное переселение. Более того, поскольку каждый «входящий» участник в подобном случае готов на меньшую норму прибыли, нежели у остальных – поскольку конкуренция, то это ведет к неизбежной будущей деградации отрасли. (Так как, вопреки обывательскому представлению, никаких сверхприбылей тут нет. А относительно высокие цены связаны с высокими затратами. Кстати, тут можно вспомнить советский период, когда норма прибыли была мала – но цены достаточно высокими: «наши люди в булочную на такси не ездят». То есть, резерв по снижению цен можно взять только из сверхэксплуатации и оборудования, и людей.)

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
То есть, мы видим, что однозначно прогрессивное и, несомненно, благое достижение технологии при столкновении с современной экономической системой оборачивается своей изнанкой. В том смысле, что всегда приводит к ухудшению текущей ситуации – хотя всегда ориентируется на улучшение. Причина этого очевидна – ориентация на конкуренцию, как на благо, хотя на самом деле, она выступает исключительно злом. (Да, порой злом необходимым, но не становящимся от этого добрее.) Впрочем, почему это происходит – так же понятно: с одной стороны, капитализм уперся в границы имеющихся рынков. А с другой – он с радостью избавляется от остатков «советизации» мира, отбирая у трудящихся ту небольшую часть благ, которые им оставались ранее. Но поскольку последнее неизбежно ведет к … сокращению имеющихся рынков – ведь кто на них покупает, если не трудящиеся – то данная система приводит к дальнейшему ухудшению положения. Из которого пытаются выйти дальнейшим усилением эксплуатации.

Кстати, интересно, что появление вышеописанного Убера фактически ведет к тому, что таксисты превращаются из представителей мелкой буржуазии фактически в наемных рабочих. Причем со степенью эксплуатации вовсе не в те самые 20%, о которых официально заявляется – поскольку, как уже говорилось, участвуют тут водители со своим автомобилем, своим бензином и т.д. То есть, именно они несут все издержки, которые – с учетом амортизации – могут быть потенциально очень велики. (Но практически не видны на начальном этапе.) Но самое главное, что никаких социальных обязательств подобный «квазиработадатель» вообще не предусматривает. То есть, тут мы можем увидеть достаточно архаичный тип социальных отношений, «завернутый» в прогрессивную технологическую оболочку. (Наиболее близко тут лежит «давальческая мануфактура» времен раннего капитализма.) То есть, мы можем увидеть, как Суперкризис, издевательски превращает мелких «предпринимателей» в пролетариев, лишенных всяческих социальных гарантий. Причем, за их же счет, да еще и создавая уверенность в том, что «жизнь улучшается».

Впрочем, некоторые мыслители заявляют, что все это – лишь предварительный этап. И очень скоро водители вообще будут не нужны – поскольку будут исключительно беспилотные автомобили. Тот же Фритцморген очень любит это повторять – с показной жалостью к несчастным водителям. Правда, постоянно намекая: дескать, ничего не поделаешь, прогресс есть прогресс, а значит, «быдло» должно страдать – чтобы давать возможность красиво жить умным, активным и успешным. (Очевидно, тем, кто смог сесть на «подсос» к госбюджету – так как именно данный путь в современном мире есть единственная возможность для успеха. Причем, во всех странах.) Хотя реальное развитие событий, в общем-то, свидетельствует об обратном – о том, что именно «умников», т.е., высокооплачиваемых специалистов и стараются максимально сократить. Например, главной инновацией последних трех десятилетий стала не ожидаемая автоматизация и роботизация тяжелых и опасных производств – а сокращение разного рода «бумажной работы», начиная от чертежного дела и заканчивая бухгалтерией. (Что позволило уменьшить количество квалифицированных специалистов, необходимых в отрасли – заменив их «тупыми клерками.)

Или, например, можно вспомнить то, что основным прогрессом в авиации этого времени стало … уменьшение количества членов экипажа с трех до двух. (Кстати, это реально серьезная инновация - поскольку затраты на зарплату пилотов до сих пор остаются довольно высоки.) Ну, и разумеется, можно привести такую гримасу истории, как превращение программиста из «технического гуру»— коковым он являлся лет двадцать назад – в пресловутого «тупого кодера». Да еще и сидящего на «удаленке» – где-нибудь в Индии, или, простите, на Украине. (Нет, конечно, высокооплачиваемые специалисты тут еще существуют – но их намного меньше по отношению к общей массе, нежели в начале 1990 годов.) А вот дворников и грузчиков при этом меньше не становится, хотя технологии для их замены давно уже существуют.

<DIV style="TEXT-ALIGN: center">* * *</DIV>
Исходя из этого можно было бы предположить, что судьба водителей пока вне опасности. Ведь, как можно увидеть из вышесказанного, тот же Uber позволяет решить проблему с зарплатой гораздо эффективнее – за счет повышения самоэксплуатации. Тем не менее, беспилотные автомобили действительно создаются – поскольку именно в них видится обретение столь желанного и дефицитного сейчас рынка. Но, как и следовало ожидать, ничего хорошего из этой идеи не получается. А точнее, не получится решения указанной проблемы – как не получается оно из производства тех же электромобилей. Которые приходится буквально проталкивать путем агрессивного использования всевозможных льгот. Продаже которых практически мгновенно проваливаются при снятии данного фактора. (Как это произошло с крайне распиаренным проектом «Тесла».) Впрочем, как можно догадаться, подобное свойство современного мира неизбежно и фундаментально, оно вытекает из самой его сути, связанной с утилизаторством и Хаосом, вызывающей неспособность к крупным инфраструктурным (да и вообще, любым) проектам. Но об этом, разумеется, будет сказано чуть позднее…
</lj-cut>
<lj-like />
<A href="http://www.livejournal.com/friends/add.bml?user=anlazz"><IMG title="" src="http://ic.pics.livejournal.com/anlazz/62128340/111137/111137_original.png" align=left></A>
anlazz: (Default)
Приведу пример «еще из Фритцморгена» - так сказать, для лучшего понимания вопроса о том, что же представляет из себя современное общественное сознание. А именно – не так давно данный топблогер приводил, так сказать, свое впечатление от просмотра американского сериала («Дэдвуд»), посвященного Дикому Западу. Ну, сериал – и сериал, что тут сказать, тем более, что для США этот самый «Дикий Запад» представляет собой один из основополагающих мифов. И поэтому они наснимали про него такое количество киноматериала, что страшно даже представить. В самом разном ключе – от ужасно эпического и героического до откровенно комического и пародийного. Впрочем, сегодня время вестернов давно прошло, и кинообразы отважных парней с кольтами давно уже вызывают что-то среднее между зевотой и ностальгией. Собственно, в ответ на эту ностальгию (которая в США на порядки выше, чем у нас) сейчас и снимаются подобные вещи. Однако Фритцморген умудрился найти в сериале нечто такое, что привело его в восторг. Вот как он сам пишет:

«Чуть ли не все главные герои безо всяких колебаний открывают своё дело. Положительные герои торгуют лопатами или возят грузы из города в город. Отрицательные держат салуны и публичные дома. Однако открыть бизнес считается для деятельного человека не чем-то выдающимся, а абсолютной нормой.»
Конечно, можно удивляться тому, почему это Олег Макаренко впервые (!) обратил внимание на момент, который так же является одним из базовых конструкций в американской мифологии – в которую и входит миф о «Диком Западе». Ведь речь идет о знаменитой «Великой Американской Мечте», столь любимой нашими либералами-западниками. Впрочем, сам Фритцморген позиционирует себя, как «антилиберала», так что, ему, наверное, можно не знать про указанное явление. Однако, в любом случае, выглядит это странно – человек представляет, как открытие, такую банальность, с которой должен был знаком со школы. (Он что, О'Генри с Марком Твеном не читал?)

Впрочем, понятно, что Фритморгена интересует вовсе не «Дикий Запад» в совокупности с «Великой Американской Мечтой». Гораздо важнее для него то, что на указанном материале он может в очередной раз заявить необходимость развития пресловутого «Духа предпринимательства» здесь, в настоящей РФ. Дескать, надо нам поучиться у США тому, что: «В то время как обитатели гетто сидят и ждут от государства пособий, нормальные американцы считают, что за их материальное благосостояние отвечают они и только они.»


* * *

«Нормальные американцы» - это, очевидно, WASP'ы (White Anglo-Saxon Protestant), представители привилегированных слоев Соединенных Штатов, и так же играющие значительную роль в американской мифологии. Впрочем, сформировался данный миф потому, что в свое время этот самый слой действительно имел вполне определенное стремление к открытию своего бизнеса. Правда, вполне возможно, что иные слои американского общества так же были не против того, чтобы заняться предпринимательством – но вот сделать это им было гораздо сложнее. Но, в любом случае, на тот момент – как раз на время, описанное в сериале (конец XIX века) — указанное стремление являлось для Соединенных Штатов однозначным благом, позволивши им к началу XX века превратиться в развитую державу.

Да и впоследствии указанная предприимчивость оказалась для Штатов нелишней, правда, с учетом мощной господдержки.Read more... )

Profile

anlazz: (Default)
anlazz

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3456789
10111213141516
1718 19 20212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 04:16 pm
Powered by Dreamwidth Studios