anlazz: (Default)
[personal profile] anlazz
Приведу пример «еще из Фритцморгена» - так сказать, для лучшего понимания вопроса о том, что же представляет из себя современное общественное сознание. А именно – не так давно данный топблогер приводил, так сказать, свое впечатление от просмотра американского сериала («Дэдвуд»), посвященного Дикому Западу. Ну, сериал – и сериал, что тут сказать, тем более, что для США этот самый «Дикий Запад» представляет собой один из основополагающих мифов. И поэтому они наснимали про него такое количество киноматериала, что страшно даже представить. В самом разном ключе – от ужасно эпического и героического до откровенно комического и пародийного. Впрочем, сегодня время вестернов давно прошло, и кинообразы отважных парней с кольтами давно уже вызывают что-то среднее между зевотой и ностальгией. Собственно, в ответ на эту ностальгию (которая в США на порядки выше, чем у нас) сейчас и снимаются подобные вещи. Однако Фритцморген умудрился найти в сериале нечто такое, что привело его в восторг. Вот как он сам пишет:

«Чуть ли не все главные герои безо всяких колебаний открывают своё дело. Положительные герои торгуют лопатами или возят грузы из города в город. Отрицательные держат салуны и публичные дома. Однако открыть бизнес считается для деятельного человека не чем-то выдающимся, а абсолютной нормой.»
Конечно, можно удивляться тому, почему это Олег Макаренко впервые (!) обратил внимание на момент, который так же является одним из базовых конструкций в американской мифологии – в которую и входит миф о «Диком Западе». Ведь речь идет о знаменитой «Великой Американской Мечте», столь любимой нашими либералами-западниками. Впрочем, сам Фритцморген позиционирует себя, как «антилиберала», так что, ему, наверное, можно не знать про указанное явление. Однако, в любом случае, выглядит это странно – человек представляет, как открытие, такую банальность, с которой должен был знаком со школы. (Он что, О'Генри с Марком Твеном не читал?)

Впрочем, понятно, что Фритморгена интересует вовсе не «Дикий Запад» в совокупности с «Великой Американской Мечтой». Гораздо важнее для него то, что на указанном материале он может в очередной раз заявить необходимость развития пресловутого «Духа предпринимательства» здесь, в настоящей РФ. Дескать, надо нам поучиться у США тому, что: «В то время как обитатели гетто сидят и ждут от государства пособий, нормальные американцы считают, что за их материальное благосостояние отвечают они и только они.»


* * *

«Нормальные американцы» - это, очевидно, WASP'ы (White Anglo-Saxon Protestant), представители привилегированных слоев Соединенных Штатов, и так же играющие значительную роль в американской мифологии. Впрочем, сформировался данный миф потому, что в свое время этот самый слой действительно имел вполне определенное стремление к открытию своего бизнеса. Правда, вполне возможно, что иные слои американского общества так же были не против того, чтобы заняться предпринимательством – но вот сделать это им было гораздо сложнее. Но, в любом случае, на тот момент – как раз на время, описанное в сериале (конец XIX века) — указанное стремление являлось для Соединенных Штатов однозначным благом, позволивши им к началу XX века превратиться в развитую державу.

Да и впоследствии указанная предприимчивость оказалась для Штатов нелишней, правда, с учетом мощной господдержки. Которая чем дальше, тем важнее становилась для бизнеса. И для крупного – что давно уже не является какой-либо тайной. И для мелкого – несмотря на то, что последнее гораздо менее очевидно. Об этом, впрочем, будет сказано несколько ниже. Пока же стоит отметить тот факт, что в обоих случаях главной особенностью американского бизнеса было то, что он существовал в условиях непрерывно растущего рынка. Первая волна «американской деловитости» выросла на промышленном освоении огромной аграрной державы, которыми были Штаты до середины XIX столетия. Сейчас нет смысла подробно рассказывать о данном моменте, и описывать все причины, приведшие к появлению указанного условия – начиная с огромных богатств нетронутого еще континента, и заканчивая важностью победы в Гражданской войне «Северян». Можно только указать на то, что – в отличие от нищей, малоурожайной и нещадно эксплуатируемой русской деревни – американский «сельский производитель» с самого начала получал приличный прибавочный продукт. Который он хотел реализовать и обменять на что-то иное. У нас, кстати, порой так же возникала похожая ситуация – тогда, когда крестьянин получал, во-первых, урожайные и не «выжатые» вековой эксплуатацией земли, как на Кубани.

Ну, и когда – как у тех же казаков – фискальное давление государства по какой-то причине снижалось.
Только в США это – по историческим причинам – можно отнести практически ко всей территории. В подобной ситуации практически любой человек, решивший производить или продавать нечто нужное, был просто обречен на успех. Ну, не совсем обречен, конечно – поскольку, все-таки, богатство было не беспредельное. Но, в любом случае от знал, что если хорошо работать, то можно было надеяться на успех. Так зарождалась знаменитая американская деловитость, знаменитый американский стиль ведения бизнеса – делавшего ставку именно на «практику», на «работу», на «ум». (Вместо привычного для Европы практики ведения дел через хитроумные интриги и игры элит.) Ну, и разумеется, нельзя не упомянуть того, что США могли себе позволить практически не нести военные расходы, поскольку реальных противников, способных к оккупации их территории, поблизости не наблюдалось. (Великобритания в XIX веке была полностью поглощена «перевариванием» Индии и вовлеченностью в дебильную «Большую Игру»— в конечном счете, стоившую ей мирового господства.)

Правда, где-то к началу XX века этот ресурс оказался исчерпан – но тут «подвалила» Первая Мировая война, разрушившая европейскую промышленность и давшая США возможности для международной экспансии. Этого хватило до 1930 годов. А дальше? Ну, а дальше американская деловитость обернулась своей «черной стороной», породив явление, именуемое «Великой Депрессией». Впрочем, опять-таки, поскольку тут разбирается не американская история, то подробно погружаться мы в нее не будем. Только скажем, что купировать указанный провал удалось благодаря новому открытию рынков, связанных с еще более массированной товарной интервенции в Европу после Второй Мировой войны. А главное, как уже говорилось выше, благодаря мощному технологическому взлеты, вызванному «конкуренцией двух систем. В результате чего были открыты новые, очень мощные «технологические ниши», вроде компьютерной, микроэлектронной, телекоммуникационной, авиационной, ракетно-космической и т.д. отраслей промышленности, позволившими запустить упомянутую «вторую волну» американского бизнеса.


* * *

То есть, имея в виду такие положительные – в историческом плане – особенности американского общественного сознания, как деловитость, склонность к опоре на свои силы, предприимчивость и т.д., не стоит забывать про условия, в которых они проявлялись. То есть – про жизненную важность для подобной системы наличия свободных рынков. Не важно – появившихся «естественным путем» (аграрная страна XIX века), «политическим» - дележ «Британского наследства» после Первой и Второй мировых войн, или «научно-техническим» - массированным внедрением новых технологий после Второй Мировой войны. Важно то, что во всех этих случаях предприниматели имели все возможности в случае своей удачи получить немалые прибыли. Однако чем дальше, тем труднее становилось работать – тем более, что все большие доли рынка захватывал крупный капитал. Но не только. Чем дальше, тем выше становились необходимые затраты на сам вход на рынок. К примеру, изобретатели XIX начала XX века могли экспериментировать в своем сарае – однако уже в середине 20 столетия эта возможность исчезла. То же освоение «кремниевой технологии» потребовало достаточно серьезных вложений, которые бизнесмен-одиночка осуществить не мог. Ему оставалось только снимать «вторичные» пенки – вроде изготовления компьютеров из уже готовых микросхем.

Но и эта возможность вскоре исчезла. Вместе со свободными рынками. Вместо периода непрерывного – ну ладно, с перерывом на Великую Депрессию и иные, менее серьезные кризисы – роста наступило время стагнации, когда крупные корпорации, превратившиеся в настоящих монстров, вяло пытались перехватить друг у друга возможности продавать никому уже не нужные товары. (Поскольку все, что можно было легко и прибыльно производить – уже производилось, а то, что не производилось – производить было неприбыльно.) Разумеется, при этом не прекращались попытки изменить подобную ситуацию, видевшуюся людям, выросшим на указанных выше мифах, ненормальной». Вначале считалось, что это возможно через массированную рекламу и прочую «манипуляцию» - в общем, через развитой маркетинг. Но указанный путь оказался не слишком удачным – в том смысле, что, конечно, несколько увеличить продажи удалось, но надолго этого не хватило. Тогда указанную проблему стали решать путем еще более массированного увеличения долга – через разнообразное кредитование, позволившее еще отодвинуть границы кризиса. Но и этот путь, как можно легко догадаться, имеет довольно определенные границы. (И в настоящее время подошел к своему естественному пределу.)

Впрочем, если отвлечься от макроэкономики, то главное, что можно увидеть из всего этого – так это то, что в существующей системе возможностей для предпринимательства в прежнем значении практически не осталось. В том смысле, что рынок не просто заполнен – он переполнен, и единственный способ продвижения на нем состоит в использовании сложных схем, связанных с особенностями финансирования и распределения бюджета. Ну, и с банальными аферами, разумеется – вроде надувания биржевых пузырей. И, если честно, то большинство «успешных стартапов» нашего времени представляют собой именно комбинацию первого и второго варианта – то есть, бюджетных махинаций и банального обмана. (Характерный пример – вся «зеленая энергетика», держащаяся исключительно на господдержке.) Подобная особенность и определяет облик современного предпринимательства: во-первых, это, как правило, «пиар-ориентированные» проекты, имеющие своей целью очередной «развод лохов». А, во-вторых, это проекты лиц, так или иначе, «приближенных» к определенным институтам. Характерный пример подобного явления представляет, к примеру, то же «Сколково» — с самого начала вызывающее только насмешки. Хотя, единственное, что отличает его от западных аналогов, так это банальное неумение «красиво распиливать» — т.е., делать это так, чтобы ни у кого не вызывать подозрений. (Лучший пример последнего – знаменитая «борьба со всемирным потеплением», являющаяся, наверное, самой эталонной аферой конца XX –начала XIX века.)


* * *

Понятно, что считать предпринимательство подобного рода положительным явлением было бы смешно. Как говориться, круг завершился – и то, что еще относительно недавно несло благо, теперь стало источником зла. Собственно, именно поэтому сейчас все большая часть населения во всем мире и отказывается от идее «открытия своего дела». (Поскольку понимают, что в лучшем случае они будут обречены подхватывать крошки, сыплющиеся со становящегося все менее щедрым стола «большого бизнеса». И вырывать эти крошки у других «предпринимателей», так же желающих хоть как-то выжить.) Поэтому – если вернуться к тому, с чего начали – кажущийся Фритцморгену странным современный перекос в сторону «получения пособий», который он так не любит, на самом деле является закономерным следствием существующей ситуации. Нет, конечно, можно надеяться, что создав «стратап», ты сможешь стать новым Цукербергом – или, хотя бы, Ротенбергом. Но если смотреть на вещи трезво, то проще покупать лотерейные билеты. Вероятность выигрыша в последнем случае намного больше.

Правда, и ситуация с пособиями, как можно догадаться, пусть медленно, но движется в худшую сторону. (Даже для развитых стран.) Поскольку эти самые пособия, как уже не раз говорилось, являются следствием очень долгой и напряженной борьбы трудящихся за свои права. Такой вот парадокс – пособие по безработице на самом деле помогает именно тем, кто работает – поскольку не позволяет работодателю шантажировать его угрозой голодной смерти. Ну, и разумеется, тут не обошлось без влияния «Тени СССР», позволившей на порядок усилить значение рабочей борьбы. Именно поэтому сейчас, когда и СССР давно нет, и рабочее движение в упадке, ничего не мешает хозяевам мира потихоньку избавляться от данного рудимента прошлого. Пока что очень осторожно: а вдруг это самое рабочее движение находится не в таком жалком состоянии, как это кажется! Но с каждым шагом становится понятно – нет, именно в жалком…

И вот тут-то, – в следствии, опять-таки, диалектического устройства мира — мы снова можем столкнуться с пресловутыми «частными предпринимателями». Но уже не как с успешными строителями капитализма, создателями передовых производительных сил – каковыми они были в прошлом. И не как с хитроумными «стартаперами», мастерами по запудриванию мозгов и умению искать лазейки к бюджету – какими они стали после вступления в период перманентного Кризиса. А как с жалкими попытками людей выжить в условиях всеобщего развала и падения. Таковыми является большая часть «предпринимателей» в странах Третьего Мира, где указанный кризис давно уже стал обычным явлением. Таковыми они, в значительной мере, являлись в странах бывшего СССР, когда последний рухнул вместе со своей передовой экономикой. Но совершенно очевидно, что это самое «предпринимательство» к тому, настоящему, исторически прогрессивному предпринимательству не имеет никакого отношения.

Таким образом, можно сказать, что никаких, реально обоснованных, причин для массового заведения «своего дела» в настоящее время нет. Ни в нашей стране, ни в Европе, ни в США. А значит, никакой «дух предпринимательства» не способен изменить существующее положение, и заставить людей изменять свои, более-менее установившиеся, привычки. И единственным возможным вариантом развития событий, способных привести к этому, выступает полная деградация общества, подобная тому, что произошла в 1990 годах – но уже без надежды «вылезти наверх» через присвоение бывшей государственной собственности. (Поскольку таковой давно нет) Но это, разумеется, самый худший сценарий из всех возможных. К счастью, он имеет не слишком высокую вероятность, а значит, для россиян – вопреки всем увещеваниям Фритморгена и ему подобных – актуальным останется нынешний набор паттернов поведения, с его акцентацией на связи с государством и освоении бюджета, как самой выгодной стратегией.

Впрочем, как уже говорилось, это общемировой тренд...

Profile

anlazz: (Default)
anlazz

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3456789
10111213141516
1718 19 2021 22 23
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 06:17 pm
Powered by Dreamwidth Studios